РОССИЙСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ПОРТАЛ

бесплатная горячая линия 8 800 777 32 63

Подписаться

Добрый день!
Мы будем рады вам помочь, на данный момент на сайте 143 юриста.

Какой у Вас вопрос? Опишите подобробнее вашу ситуацию.

Отвечаем в течении 15 минут

Размещая на сайте вопрос, комментарии, обсуждения, статьи Вы соглашаетесь с Правилами сайта и даёте согласие на обработку персональных данных.

Приговор Уголовное дело 1-327/2017 Серпуховский городской суд

  • Движение по материалам дела
  • Номер Дела
    1-327/2017
  • Вид судопроизводства
    Уголовное дело
  • Инстанция
    Первая инстанция
  • Статья УК РФ
    Статья 111 Часть 4
  • Вид документа
    Приговор
  • Субъект РФ
    Московская область
  • Наименование Суда
    Серпуховский городской суд
  • Результат
    Вынесен ПРИГОВОР
  • Судья
    Пантела И. Д.
  • Защитник(адвокат)
    Оборина Н.В., Данилов Т.А.
  • Прокурор
    Серпуховский городской прокурор
  • Дата поступления
    18.07.2017
  • Дата решения
    11.08.2017
  • Дата вступления в законную силу
    03.10.2017
  • Движение по делу
    18.07.2017 18:30 [У] Регистрация поступившего в суд дела () 18.07.2017 19:44 [У] Передача материалов дела судье () 26.07.2017 17:00 [У] Решение в отношении поступившего уголовного дела [У] Назначено судебное заседание () 08.08.2017 14:00 [У] Судебное заседание [У] Объявлен перерыв () 09.08.2017 14:00 [У] Судебное заседание [У] Суд удалился в совещательную комнату для постановления приговора () 11.08.2017 10:30 [У] Судебное заседание [У] Постановление приговора () 14.08.2017 17:32 [У] Дело сдано в отдел судебного делопроизводства () 19.10.2017 14:53 [У] Дело оформлено ()

Дело № 1-327/2017

П Р И Г О В О Р

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

11 августа 2017 г. г. Серпухов Московской области

Серпуховский городской суд Московской области в составе:

председательствующего судьи Пантела И.Д.,

при секретаре судебного заседания Рындиной Т.А.,

с участием:

государственного обвинителя – старшего помощника Серпуховского городского прокурора Московской области Сапожниковой Е.С.,

защитников:

адвоката адвокатского кабинета <номер> Обориной Н.В., представившей удостоверение <номер> и ордер <номер> от 08.08.2017 года, имеющей регистрационный <номер> в реестре адвокатов Московской области,

адвоката Серпуховского филиала МОКА Даниловой Т.А., имеющей регистрационный <номер> в реестре адвокатов Московской области, представившей удостоверение <номер>, ордер <номер> от 08.08.2017 года,

подсудимых Бушко Д.П. и Верещагина Д.Н.,

потерпевшего Г.О.,

рассмотрел в открытом судебном заседании в общем порядке уголовное дело по обвинению:

Бушко Д. П., родившегося <дата> в <адрес>, гражданина Республики Беларусь, зарегистрированного по <адрес>, образование среднее специальное, женатого, на иждивении имеющего малолетнего ребенка, работающего <данные изъяты>, военнообязанного, ранее не судимого, под стражей содержащегося с 12.03.2017г.,

Верещагина Д. Н., родившегося <дата> <адрес>, гражданина Российской Федерации, зарегистрированного по <адрес>, образование среднее специальное, женатого, на иждивении имеющего двоих несовершеннолетних детей, не работающего, военнообязанного, ранее не судимого, под стражей содержащегося с 20.03.2017г.,

в совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст. 111 УК РФ,

У С Т А Н О В И Л:

Подсудимые Бушко Д.П. и Верещагин Д.Н. совершили умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, совершенное группой лиц, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего, а подсудимый Бушко Д.П. совершил указанное преступление также и с применением предмета, используемого в качестве оружия.

Преступление совершено при следующих обстоятельствах:

02.03.2017 около 20 ч. 00 мин. Бушко Д.П., находясь совместно с Верещагиным Д.Н. и Л.И. в одном из кафе, расположенном вблизи железнодорожного вокзала г. Серпухов Московской области распивали спиртные напитки, где познакомились с И.О., который также совместно с ними распивал спиртные напитки. В ходе распития спиртных напитков, Бушко Д.П., Верещагин Д.Н. и Л.И. поинтересовались у И.О., где можно устроить на ночлег Л.И., на что И.О., введя последних в заблуждение о наличии у него двухкомнатной квартиры, предложил им остаться ночевать в указанной квартире, на что Бушко Д.П., Верещагин Д.Н. и Л.И. согласились.

После этого, 02.03.2017 около 22 ч. 00 мин. Бушко Д.П.,
Верещагин Д.Н., Л.И. и И.О. на автомобиле такси прибыли к дому <адрес>, где зашли в квартиру <номер>, принадлежащую В.О. После того, как Бушко Д.П., Верещагин Д.Н. и Л.И. зашли в вышеуказанную квартиру, то обнаружили, что данная квартира не пригодна для нормального проживания, поскольку квартира находилась в антисанитарном состоянии, а также является местом для сбора антисоциальных членов общества для совместного распития спиртных напитков. Кроме того, в указанной квартире находился собственник квартиры В.О. и его знакомый П.Н. После того, как
Бушко Д.П. и Верещагин Д.Н. узнали, что И.О. ввел их в заблуждение относительно принадлежности вышеуказанной квартиры и увидев антисанитарные условия проживания в данной квартире, между Бушко Д.П., Верещагиным Д.Н. и И.О. произошла ссора, в ходе которой на почве личных неприязненных отношений у Бушко Д.П. и Верещагина Д.Н., у каждого из них, независимо друг от друга, возник преступный умысел, направленный на причинение тяжкого вреда здоровью И.О.

Верещагин Д.Н. и Бушко Д.П., действуя группой лиц, реализуя преступный умысел каждого, действуя умышленно, с целью причинения И.О. вреда здоровью опасного для жизни человека, не предвидя наступления общественно опасных последствий в виде смерти, хотя должны были и могли предвидеть возможность наступления общественно опасных последствий в виде смерти И.О., в вышеуказанном месте в период времени с 22 ч. 00 мин. 02.03.2017 по 01 ч. 00 мин. 03.03.2017, более точное время органами предварительного следствия не установлено, Верещагин Д.Н., сидя совместно с И.Г. на диване нанес один удар коленом в область лица И.О., после чего совместно с последним встав с дивана, своей головой нанес два удара по голове И.Г. После того, как И.Г. снова сел на диван Верещагин Д.Н. и Бушко Д.П. каждый, действуя совместно, поочередно нанесли не оказывавшему им какого-либо сопротивления И.О. множественные, более девятнадцати, удары кулаками в область головы, лица и туловища. После чего, Бушко Д.П., реализуя независимый друг от друга с Верещагиным Д.Н. преступный умысел, направленный на причинение тяжкого вреда здоровью И.О., взял находившееся в руках у Л.И. неустановленное органами предварительного следствия пневматического ружье, и, применяя его как предмет, используемый в качестве оружия, с силой нанес один удар в область головы И.О., который на тот момент сидел на диване, после чего совместно с Верещагиным Д.Н. с места преступления скрылись.

Своими совместными преступными действиями Бушко Д.П. и
Верещагин Д.Н. причинили И.О. согласно заключению судебно-медицинской экспертизы № 381 от 06.04.2017 следующие телесные повреждения:

- закрытую черепно-мозговую травму: кровоподтеки в области спинки носа, глазничных областей (по 1), нижней губы слева, левой лобно-теменной области, затылочной области слева, поверхностные рвано-ушибленные раны правой глазничной области и слизистой оболочки нижней губы слева, крупноочаговые кровоизлияния в мягкие ткани головы в левой лобно-теменной области, в затылочной области слева с переходом на левую височную область и правой височной области, перелом костей носа, ушибы вещества левых височной и теменной долей, внутримозговая гематома левых височной, лобной и теменной долей, очаговые кровоизлияния под мягкие мозговые оболочки левых височной, теменной и лобной долей, отек-набухание головного мозга; сглаженность рельефа борозд и извилин головного мозга, сужение боковых желудочков мозга, борозда вдавления на базальной поверхности мозжечка; которые являются опасной для жизни и согласно п. 6.1.3 «Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека», утвержденных приказом МЗ и СР РФ от 24.04.2008 № 194н, расценивается как тяжкий вред здоровью.

- поверхностные повреждения области туловища, обеих верхних и левой нижней конечностей: множественные кровоподтеки передней поверхности груди в верхней трети по передней срединной линии, передней поверхности груди справа в средней трети, передней поверхности справа в нижней трети, передней поверхности груди слева в средней и нижней третях, левой боковой поверхности живота в средней трети с переходом на левую поясничную область, передней поверхности левого плеча в верхней и средней третях, внутренней поверхности левого плеча в верхней трети, наружной поверхности левого плеча в средней трети, наружной и внутренней поверхностей левого предплечья в средней трети, передне-наружной поверхности правого плеча в нижней трети, передней поверхности левого бедра в средней трети, которые у живых лиц не влекут за собой кратковременного расстройства здоровья и согласно п. 9 «Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека», утвержденных приказом МЗ и СР РФ от 24.04.2008 № 194н, расценивается как не причинившие вреда здоровью.

Умышленные противоправные действия Бушко Д.И. и Верещагина Д.Н., совершенные в отношении И.О., повлекли по неосторожности смерть последнего 08.03.2017 в 00 ч. 58 мин. в стационарном отделении ГБУЗ МО «Серпуховская городская больница имени Семашко Н.А.», куда он был доставлен 05.03.2017 от закрытой черепно-мозговой травмы с ушибами вещества головного мозга и внутримозговой гематомой, осложнившейся развитием отека-набухания головного мозга.

Между причиненным тяжким вредом здоровью и наступлением смерти И.О. имеется прямая причинно-следственная связь.

Подсудимый Бушко Д.П. в судебном заседании вину в совершении указанного преступления признал частично, пояснив, что не отрицает факт нанесения им ударов в затылочную область головы И.О., в область рта и в область плеча последнего, однако, данные удары он наносил с незначительной силой, в связи с чем, не мог причинить потерпевшему телесные повреждения, повлекшие его смерть. По существу предъявленного обвинения показал, что он работал вахтовым методом на складах в г. Подольск Московской области, где и познакомился с Верещагиным Д.Н. и Л.И. 01.03.2017 г. он закончил работу и, согласившись на предложение Верещагина Д.Н., поехал к нему в гости в г. Серпухов Московской области. В этот день с Верещагиным Д.Н. они отдыхали дома. 02.03.2017 г. они решили посидеть в кафе около железнодорожного вокзала, где познакомились с хозяином кафе Г.О., его супругой. Затем им позвонил Л.И., сказал, что едет в г. Серпухов. Он и Верещагин Д.Н. встретили Л.И. с электрички и вернулись в кафе, где распивали спиртное. К ним присоединился И.О., они выпивали, общались. Далее они стали решать куда определить Л.И. на ночлег. И.О. предложил им свою двухкомнатную квартиру, на что они согласились. Вызвали такси, приехали в квартиру, войдя в которую они обнаружили антисанитарные условия, не пригодные для проживания. В квартире в состоянии алкогольного опьянения находились В.О. и П.Н. Когда они все это увидели, то стали предъявлять претензии И.О., в ходе чего он ладонью не сильно ударил сидевшего на диване И.О. в область затылочной части головы и по плечу. И.О. стал выражаться грубой нецензурной бранью, в связи с чем он также ладонью ударил его по губам. Других ударов И.О. он не наносил, пневматическим ружьем не бил. Ружье все время находилось у Л.И., который замахиваясь им, высказывал различные угрозы в адрес И.О. Наносил ли удары Верещагин Д.Н. потерпевшему он сказать не может, поскольку на какое-то время выходил из комнаты. В квартире они пробыли около 30 минут, после чего ушли, вызвали такси и уехали. В такси возможно говорили про драку. Когда они встретили И.О., то на его лице синяков и кровоподтеков не было, как их и не было тогда, когда они уходили из квартиры, на состояние здоровья он не жаловался. В квартире В.О. и П.Н. каких-либо ударов И.О. не наносили, между ними были дружеские отношения. Явку с повинной давал под психологическим давлением со стороны оперуполномоченного К.Н., однако с жалобами на его действия он не обращался. Раскаивается в том, что нанес несколько несильных ударов И.О., приносит извинения потерпевшему, однако смерть И.О. от его действий наступить не могла. Он не доверяет показаниям свидетелей В.О., П.Н. относительно обстоятельств причинения телесных повреждений потерпевшему, поскольку указанные лица злоупотребляют спиртными напитками, ведут асоциальный образ жизни. Показания Верещагина Д.Н., данные на стадии предварительного расследования относительно его действий, пояснить не может.

Подсудимый Верещагин Д.Н. в судебном заседании вину в совершении преступления признал частично и показал, что ранее с И.О. он знаком не был. По предложению последнего он, Бушко Д.П. и Л.И. приехали в квартиру В.О. Квартира находилась в антисанитарном состоянии, не пригодна для нормального проживания, в связи с чем у него возник конфликт с И.О., который схватил его за куртку, на его просьбы прекратить свои действия, он не реагировал, в результате чего они столкнулись головами и он нанес И.О. один удар рукой в область лица и один удар рукой по рукам потерпевшего. После этого он и В.О. вышли на кухню, а когда вернулись он увидел, как И.О. сидит на диване, сверху него находится Л.И., размахивающий руками. Он оттолкнул Л.И. Затем Л.И., держа в руках пневматическое ружье, стал высказывать угрозы в адрес И.О. Потом он услышал какой-то звук, однако ударов ружьем он не видел. Бушко Д.П. отобрал у Л.И. оружие. После этого они уехали. Он не видел, чтобы В.О. и П.Н. наносили телесные повреждения И.О. Приносит извинения потерпевшему за нанесенные удары его сыну, однако от его действий не могло наступить таких тяжких последствий. Полагает, что при оказании своевременной и квалифицированной медицинской помощи И.О., он бы не умер. С показаниями данными на стадии предварительного следствия относительно действий Бушко Д.Н. не согласен, поскольку он видел только как Бушко Д.П. замахивался на И.О., в связи с чем не разобравшись в понятиях, определил действия Бушко Д.Н. как удар.

Из оглашенных в судебном заседании в части в порядке ст. 276 УПК РФ показаний подсудимого Верещагина Д.Н., данные им на стадии предварительного расследования в присутствии защитника 21.03.2017 г. следует, что когда он находился на кухне, то услышал шлепки, звуки ударов. Он зашел в комнату и увидел, как И.О. стоит, а Бушко Д.П. в этот момент высказывая претензии материального характера, нанес не менее трех ударов кулаком правой руки в области лица И.О. От ударов И.О. присел на кресло. Он в этот момент подошел к ним и встал между ними. Когда он встал между И.О. и Бушко Д.П., то последний, продолжая высказывать претензии, нанес через него еще не менее трех ударов кулаками по лицу И.О. После этого Бушко Д.П. и все находящиеся в квартире лица, успокоились. Далее они стали разговаривать про военную службу. Общались они около получаса. Потом он вышел на кухню, чтобы позвонить супруге, но так до нее и не дозвонился. Далее они стали собираться. Когда они собирались, то Л.И. снова стал предъявлять претензии И.О. за то, что ему негде ночевать, после чего Л.И. снял с плеча пневматическое ружье и попытался ударить его, но удар прошелся вскользь. Тогда Бушко Д.П. подошел к Л.И., забрал у него ружье, после чего ногой ударил в область паха И.О., отчего последний пригнулся, а Бушко Д.П. с силой нанес ему удар прикладом ружья в область головы. И.О. упал на диван или на кресло, при этом на его лице он увидел кровь. Затем он, Бушко Д.П. и Л.И. покинули квартиру. (том 1, л.д. 186-191).

Суд, изучив и оценив в совокупности собранные по уголовному делу доказательства, находит вину подсудимых Бушко Д.П. и Верещагина Д.Н. в совершении вышеуказанного преступления, полностью доказанной предоставленными стороной обвинения и исследованными судом доказательствами.

Потерпевший Г.О. в судебном заседании показал, что И.О. приходился ему сыном, с который они вместе проживали. 02.03.2017 г. он находился на рабочем месте в кафе, когда пришли двое молодых людей – Бушко Д.П. и Верещагин Д.Н., где распивали спиртное. Через какое-то время они ушли, а потом вернулись с Л.И., находившемся в камуфляжной форме, при этом у него при себе было пневматическое ружье. Молодые люди снова стали выпивать, к ним присоединился И.О. Верещагин Д.Н. был очень пьян, Л.И. – был трезв, сын находился в легкой степени алкогольного опьянения. Они посидели и ушли. И.О. также ушел. На следующий день И.О. позвонил матери и сообщил, что его избили те люди, которые накануне находились с ним в кафе и он остался у В.О., с которым у него были дружеские отношения, конфликтов между ними не случалось. В дальнейшем от К.Т. ему стало известно о доставлении И.О. в больницу. Когда он приехал в СГБ им. Семашко, сын уже находился в бессознательном состоянии и не мог разговаривать. На лице у него были синяки и кровоподтеки. Вопрос о мере наказания в отношении подсудимых оставил на усмотрение суда.

Свидетель В.О. в судебном заседании показал, что с И.О. он знаком более 6 месяцев, между ними сложились дружеские отношения. 02.03.2017 года у него в квартире по <адрес> находился его знакомый П.Н., с которым они немного выпили. Примерно около 23 часов в квартиру пришел И.О., Бушко Д.П., Верещагин Д.Н. и Л.И., при этом последний находился в камуфляжной одежде и при себе у него имелось пневматическое ружье. И.О. сел на диван в комнате. Далее между И.О., Бушко Д.П. и Верещагиным Д.Н. возник конфликт, поскольку потерпевший, приглашая их на ночлег в квартиру, сообщил, что квартира состоит из 2 комнат и он является хозяином квартиры, однако собственником квартиры является он, квартира однокомнатная и в ней находится много мебели, вещей, в связи с чем место для сна отсутствует. В результате конфликта Верещагин Д.Н. нанес И.О. удар коленом в область головы, от удара у потерпевшего с губы пошла кровь. Затем к И.О. подошел Бушко Д.П. и нанес ему несколько ударов кулаком по лицу. Л.И. сидел на диване с пневматическим ружьем и участия в драке не принимал. Он пытался успокоить присутствующих, однако сделать ему этого не удалось, поскольку Бушко Д.П. и Верещагин Д.Н. продолжали высказывать И.О. претензии, и наносить удары по различным частям тела. В ходе нанесения ударов И.О. пытался защититься от них, прикрывая лицо руками. Потом избиение прекратилось, они выпили спиртного. После этого Бушко Д.П. и Верещагин Д.Н. снова стали наносить сильные удары кулаками по голове и телу потерпевшего, таким образом избиение И.О. продолжалось около 1 часа. Когда Л.И., Верещагин Д.Н. и Бушко Д.П. собирались уходить, то Бушко Д.П. взял из рук Л.И. ружье, и прикладом ружья нанес один удар в область головы И.О. После чего они ушли, а И.О. остался у него. На лице у потерпевшего имелись синяки и кровоподтеки, которых до прихода И.О. к нему, не было. Все повреждения возникли у него в ходе конфликта с подсудимыми, так как он, П.Н. и Л.И. никаких ударов И.О. не наносили. И.О. находился у него в квартире до того момента, пока приехавшая в квартиру К.Т. не вызвала скорую медицинскую помощь и его доставили в больницу. За это время к ним в квартиру никто не приходил, один раз они вышли на улицу с целью приобретения спиртных напитков, однако в этот период каких-либо ссор и конфликтов не происходило. Сначала И.О. на состояние здоровья не жаловался. В дальнейшем ему стало хуже и он уже не мог разговаривать. С его участием проводилась проверка показаний на месте, в ходе которой он рассказал и подтвердил все изложенные выше события.

Свидетель К.Н. в судебном заседании показал, что состоит в должности заместителя начальника ОУР МУ МВД России «Серпуховское». В марте 2017 г. в МУ МВД России «Серпуховское» поступило сообщение о доставлении в больницу И.О., который скончался, при его вскрытии в бюро СМЭ был установлен криминальный характер повреждений, в связи с чем по данному факту было возбуждено уголовное дело и проводились оперативно-розыскные мероприятия, направленные на установления лиц, совершивших данное преступление. В ходе оперативно-розыскных мероприятий было установлено, что к совершению данного преступления возможно причастны Бушко Д.П. и Верещагин Д.Н. Было установлено лицо, из квартиры которого И.О. доставлялся в больницу – В.О., со слов которого выяснено, что И.О. подвергли избиению подсудимые, поскольку потерпевший ввел их в заблуждение относительно принадлежности квартиры, в которой они находились. Далее был установлен водитель такси, подвозивший подсудимых после совершения преступления, в транспортном средстве которого Л.И., находившийся с подсудимыми, оставил паспорт. В ходе ОРМ был установлен Бушко Д.П., которой добровольно без оказания давления на него с чьей-либо стороны, написал явку с повинной, где изложил, что он вместе с Верещагиным Д.Н. подвергли избиению И.О., наносили ему удары по различным частям тела и голове, а также Бушко Д.П. нанес один удар в область головы потерпевшего прикладом ружья. Замечаний и заявлений от Бушко Д.П. не поступало. Явку с повинной у Верещагина Д.Н. он не принимал.

Свидетель Л.А. в судебном заседании показал, что в марте 2017 г. он работал водителем в такси. Он находился на суточном дежурстве в такси, когда в вечернее время от диспетчера поступил заказ, о том, что необходимо забрать клиента на <адрес>. Он принял заказ и подъехал по вышеуказанному адресу. Через некоторое время из подъезда вышло трое молодых людей, один из них был в камуфлированной одежде, в руках у него находилось пневматическое ружье. Молодые люди были в состоянии сильного алкогольного опьянения. Сев в автомобиль, они сказали, что необходимо проехать на <адрес>. В автомобиле молодые люди разговаривали между собой. По их разговору он понял, что они избили лицо неславянской внешности. Приехав по адресу, он высадил их. Через некоторое время, когда он выполнял другой заказ, пассажир обнаружил на сиденье паспорт, который передал ему. После того, как он высадил пассажира, снова проехал на <адрес>, чтобы вернуть паспорт, но там уже никого не было. Некоторое время паспорт так у него в автомобиле и находился, пока его не вызвали в отдел полиции, где он передал паспорт сотрудникам полиции.

Свидетель К.Т. в судебном заседании показала, что с И.О. она знакома с 2013 г., охарактеризовать его может с положительной стороны. 03.03.2017 г. с ней созванивался И.О., однако про избиение он ей не сообщал. 05.03.2017 г. ей позвонил В.О. и сказал, что И.О. находится у него и после избиения он себя плохо чувствует. Она приехала к В.О. Когда она увидела И.О., то была в шоке, так как все лицо его было разбито, у него изо рта шла кровь, он плохо разговаривал. Она спросила у него, что случилось, но так как ему было больно говорить, то говорил он мало, сказал, что его избили молодые люди, которые были в кафе у его отца. Она вызвала скорую медицинскую помощь и И.О. был доставлен в больницу. Между И.О. и В.О. были дружеские, доброжелательные отношения.

Из оглашенных в порядке ч.1 ст.281 УПК РФ показаний свидетеля Л.И., данных им на стадии предварительного расследования следует, что он устроился на работу в фирму «Вайлдберрис», интернет магазин, грузчиком. Фирма находится в г. Подольск. На работе он познакомился с Бушко Д.П. и Верещагиным Д.Н., которые уже работали в данной организации. В ходе общения с Бушко Д.П. и Верещагиным Д.Н., у них сложились дружеские отношения. 01.02.2017 г. Верещагин Д.Н. уволился с работы, а он с Бушко Д.П. проработал до 01.03.2017 г. После увольнения, Бушко Д.П. в вечернее время уехал в г. Серпухов к Верещагину Д.Н. 02.03.2017 около 19-20 часов ему на сотовый телефон позвонил Верещагин Д.Н. и пригласил в г. Серпухов, чтобы отметить увольнение. Он согласился. На электричке он приехал в г. Серпухов на железнодорожный вокзал, где его встретил Бушко Д.П. и Верещагин Д.Н. После получения расчета на работе, он 02.03.2017 г. в Царицыно на радиорынке приобрел пневматическое ружье калибра 4,5 мм, без чехла, которое он завернул в пакет. После того, как Бушко Д.П. и Верещагин Д.Н. встретили его с электрички, они пошли в кафе недалеко от железнодорожного вокзала, где распивали спиртное. В ходе распития спиртных напитков к ним за стол несколько раз подсаживался сын хозяина кафе И.О., у которого они поинтересовались где в г. Серпухов можно недорого снять квартиру на 1-2 дня, на что он ответил, что у него есть в собственности квартира и что он может им ее предоставить на это время бесплатно. Примерно в 23 часа Бушко Д.П. со своего мобильного телефона вызвал такси и они вчетвером поехали в квартиру, которую им согласился представить И.О. Приехав по адресу, куда их привез И.О., он постучал в окно на первом этаже, после чего дверь в подъезд открыл какой-то мужчина. Далее они вчетвером зашли в квартиру, расположенную на первом этаже, куда также зашел мужчина, который открыл дверь в подъезд и прошли в единственную комнату. В самой квартире находился еще один мужчина. Когда они зашли в комнату, то мужчина, находившийся в комнате, спросил у И.О., зачем он их сюда привел, на что он ответил, что привел их, чтобы они остались здесь переночевать. Хозяин квартиры стал возмущаться. Когда они поняли, что И.О. не является собственником, то Бушко Д.П. начал высказывать претензии в его адрес. В комнате И.О. сел на диван. Когда выяснилось, что И.О. их обманул, то Бушко Д.П. нанес ему один удар кулаком в область головы, отчего у него пошла из носа кровь. После этого удара Бушко Д.П. нанес еще не менее пяти ударов кулаком в область головы И.О. Верещагин Д.Н., который также был возмущен тем, что И.О. их обманул, тоже нанес последнему не менее 10 ударов кулаками в область головы и лица. И.О. пытался защититься от наносимых ударов, прикрывая лицо руками, в связи с чем, удары, которые наносили Бушко Д.П. и Верещагин Д.Н. попадали в том числе и по его рукам. Бушко Д.П. после первых ударов нанес еще не менее 10 ударов кулаками в область головы и лица И.О. Бушко Д.П. и Верещагин Д.Н. избивали И.О. примерно около 30 минут. После этого они решили поехать к Верещагину Д.Н. в снимаемую им с супругой квартиру. Бушко Д.П. вызвал такси. Перед тем как уходить из квартиры, Бушко Д.П., который в тот момент носил принадлежащее ему пневматическое ружье, нанес один удар прикладом по голове И.О. в область лба. От этого удара И.О., который до этого сидел на диване, упал на диван. Хозяин квартиры и мужчина, который открывал им дверь подъезда сидели в комнате и никаких ударов И.О. не наносили. Он также И.О. никаких ударов не наносил. После того, как приехал автомобиль такси, они поехали к Верещагину Д.Н. в квартиру по ул. Физкультурная, д. 5 г. Серпухов Московской области. (том 1 л.д. 57-60).

Из оглашенных в порядке ч.1 ст.281 УПК РФ показаний свидетеля П.Н., данных им на стадии предварительного расследования следует, что 02.03.2017 года он находился у В.О. в квартире, к которому он пришел около 12 часов. Они употребляли спиртные напитки. Около 23 часов в окно квартиры В.О. постучали, так как квартира его находится на первом этаже. Он выглянул в окно и увидел, что это стучится И.О. Он вышел из квартиры в подъезд и открыл дверь подъезда на улицу. На улице находился И.О., а рядом с ним стояли ранее не знакомые ему молодые люди – Л.И., в руках у которого находилось ружье, Бушко Д.П. и Верещагин Д.Н. Когда молодые люди вошли в квартиру, то сразу стали возмущаться по поводу того, что в ней отсутствует место для ночлега и предъявлять Г.О. претензии по поводу того, что он им сказал, что будет двухкомнатная квартира. На это И.О. стал распределять им всем места. На этой почве между И.О. и Бушко Д.П. стал происходить конфликт. И.О. сел на диван за стол. Бушко Д.П. и Верещагин Д.Н. сели справа и слева от И.О. соответственно. Л.И. в это время сел на стул напротив дивана, на котором сидели Бушко Д.П., Верещагин Д.Н. и И.О. Далее Верещагин Д.Н. и Бушко Д.П. стали высказывать И.О. свои претензии по поводу того, что он их обманул, сказав, что это его квартира. В ходе предъявления претензий И.О., Верещагин Д.Н., сидя на диване, нанес один удар коленом в область лица И.О. Пошла ли от этого удара у него кровь из носа или губы, он не помнит. Может только сказать, что в ходе избиения И.О. Верещагиным Д.Н. и Бушко Д.П., от чьего-то удара у него пошла кровь. После того, как Верещагин Д.Н. ударил коленом И.О. в область лица, то Бушко Д.П. также нанес И.О. в область лица один удар кулаком. Далее Верещагин Д.Н. и Бушко Д.П. продолжили высказывать свои претензии И.О. по поводу его обмана с квартирой, в ходе чего Верещагин Д.Н. нанес И.О. еще не менее четырех ударов кулаками в область головы, Бушко Д.П. также нанес И.О. в область головы не менее четырех ударов кулаками. В ходе нанесения ударов И.О., последний пытался сопротивляться и подставлял руки к лицу, в связи с чем, некоторые удары кулаками приходились по его рукам. Кроме того, Верещагин Д.Н. и Бушко Д.П. нанесли каждый не менее трех ударов по различным частям тела И.О. Избиение происходило не постоянно, то есть все вышеназванные удары И.О. были причинены не одномоментно, а с небольшим промежутком времени. То есть Бушко Д.П. и Верещагин Д.Н. иногда вставали с дивана, выпивали принесенные ими спиртные напитки, курили, выходили на кухню, затем снова возвращались в комнату, и, высказывая свои претензии И.О., вновь наносили ему удары по голове и различным частям тела, избиение продолжалось не более часа. Когда молодые люди уже собирались уходить, то Бушко Д.П. взял из рук Л.И. ружье и прикладом ружья ударил в область лба И.О., от которого, сидевший на диване И.О., прилег. После этого молодые люди собрались и ушли. Когда Верещагин Д.Н. и Бушко Д.П. наноси удары И.О. по голове и различным частям тела, то В.О. несколько раз пытался остановить его избиение, оттаскивал молодых людей. Примерно через час молодые люди ушли, а И.О. остался у В.О. На лице у И.О. были синяки и кровоподтеки, он еще два дня находился вместе с ним и В.О., где совместно также употребляли спиртные напитки. 05.03.2017 г. к В.О. домой пришла подруга И.О. – К.Т., которая вызвала скорую медицинскую помощь. (том 1 л.д. 93-97).

Вина подсудимых Бушко Д.П. и Верещагина Д.Н. в совершении указанного выше преступления подтверждается также письменными доказательствами по уголовному делу:

- рапортом об обнаружении признаков преступления от 10.03.2017г., согласно которому в отделение ГБУЗ МО «Бюро СМЭ» поступил труп И.О. с закрытой черепно-мозговой травмой, в связи с чем необходимо по данному факту провести проверку в порядке ст. 144-145 УПК РФ. (том 1 л.д. 11);

- телефонограммой № 7 от 10.03.2017 г., согласно которой при судебно-медицинском исследовании трупа И., обнаружена закрытая черепно-мозговая травма с переломом костей носа, кровоизлияниями в мягкие ткани головы, внутримозговой гематомой, кровоизлияниями под мягкие оболочки. Множественные кровоподтеки туловища и конечностей. (том 1 л.д. 12);

- протоколом осмотра места происшествия от 10.03.2017 г. и фототаблицей к нему, согласно которым осмотрена квартира <номер>, расположенная по <адрес>, где зафиксирована обстановка квартиры, в которой подвергли избиению И.(том 1 л.д. 18-28);

-протоколом проверки показаний на месте свидетеля Л.И. от 13.03.2017 и фототаблицей к нему, согласно которым Л.И. на месте в кв. <номер>, расположенной по <адрес>, показал как Бушко Д.А. и Верещагин Д.Н. наносили кулаками удары по голове, лицу и телу И., а также как Бушко Д.А. нанес один удар прикладом пневматического ружья по голове И. (том 1 л.д. 61-71);

-протоколом проверки показаний на месте свидетеля В.О. от 16.03.2017 и фототаблицей к нему, согласно которым В.О. на месте в кв. <номер>, расположенной по <адрес>, показал как Бушко Д.А. и Верещагин Д.Н. наносили кулаками удары по голове, лицу и телу И., а также как Бушко Д.А. нанес один удар прикладом пневматического ружья по голове И. (том 1 л.д. 83-92);

- протоколом проверки показаний на месте свидетеля П.Н. от 16.03.2017 и фототаблицей к нему, согласно которым П.Н. на месте в кв. <номер>, расположенной по <адрес>, показал как Бушко Д.А. и Верещагин Д.Н. наносили кулаками удары по голове, лицу и телу И., а также как Бушко Д.А. нанес один удар прикладом пневматического ружья по голове И. (том 1 л.д. 98-106);

- протоколом явки с повинной Бушко Д.П. от 12.03.2017 г., согласно которому Бушко Д.П. сообщил о совершенном им преступлении, а именно о том, что 02.03.2017, он со своими знакомыми Л.И. и Верещагиным Д.Н., с которыми вместе работали в г. Подольск, встретились в одном из кафе у железнодорожного вокзала, где употребляли спиртное. Там же в кафе они познакомились с сыном хозяина кафе, И., который тоже вместе с ними употреблял спиртное. Поскольку Л.И. негде было ночевать, они стали интересоваться у И., где можно переночевать не дорого, на что И. предложил поехать к нему в двухкомнатную квартиру и никому не надо будет платить. Они согласились и на автомобиле такси приехали на <адрес>, где И. привел их в одну из квартир. Как впоследствии оказалось, квартира не принадлежала И. Кроме того, в квартире имелись антисанитарные условия, и в ней находился хозяин квартиры и его друг. Из-за того, что И. обманул их всех, он и Верещагин Д.Н. разозлились на И., и стали с ним скандалить и наносить удары по голове кулаками. После этого, он выхватил из рук Л.И. пневматическое ружье, которое было при нем и один раз прикладом ружья ударил по голове И. (том 1 л.д. 122-123);

- протоколом явки с повинной Верещагина Д.Н. от 20.03.2017 г., согласно которому Верещагин Д.Н. сообщает о том, что 02.03.2017 г., он вместе с Бушко Д.П. и Л.И. приехали в квартиру, указанную И., где произошел конфликт с последним, поскольку он их обманул по поводу квартиры. В ходе данного конфликта, он нанес ему два удара своей головой по его голове, а также один удар в область лица кулаком. Бушко Д.П. также нанес И. несколько ударов кулаком в область головы, а также один удар в пах и один удар прикладом пневматического ружья по голове И. (том 1 л.д. 175-176);

- протоколом очной ставки между свидетелем В.О. и подозреваемым Верещагиным Д.Н. от 21.03.2017, согласно которой
В.О. в присутствии Верещагина Д.Н. уличает последнего в том, что он 02.03.2017, находясь в его квартире, куда их привел И., нанес последнему множественный удары кулаками по голове. Бушко Д.П. также нанес И. множественные удары кулаками по голове и нанес один удар по голове И. прикладом пневматического ружья. (том 1 л.д. 196-199);

- протоколом проверки показаний на месте обвиняемого Верещагина Д.Н. от 19.06.2017 г.и фототаблицей к нему, согласно которым Верещагин Д.Н. на месте в кв. <номер>, расположенной по <адрес>, показал как он и Бушко Д.П. наносили удары по голове И., при этом Верещагин Д.Н. указал, что Бушко Д.П. нанес один удар прикладом пневматического ружья по голове И. (том 1 л.д. 215-229);

- заключением судебно-медицинской экспертизы № 381 от 06.04.2017 г., согласно выводам которого при судебно-медицинской экспертизе трупа И.О. установлено:

1.1. Закрытая черепно-мозговая травма: кровоподтеки в области спинки носа, глазничных областей, нижней губы слева, левой лобно-теменной области, затылочной области слева, поверхностные рвано-ушибленные раны правой глазничной области и слизистой оболочки нижней губы слева; крупноочаговые кровоизлияния в мягкие ткани головы в левой лобно-теменной области, в затылочной области слева с переходом на левую височную область и правой височной области, перелом костей носа, ушибы вещества левых височной и теменной долей, внутримозговая гематома левых височной, лобной и теменной долей, очаговые кровоизлияния под мягкие мозговые оболочки левых височной, теменной и лобной долей;

1.2.       Отек-набухание головного мозга: сглаженность рельефа борозд и извилин головного мозга, сужение боковых желудочков мозга, борозда вдавления на базальной поверхности мозжечка;

1.3.       Поверхностные повреждения области туловища, обеих верхних и левой нижней конечностей: множественные кровоподтеки передней поверхности груди в верхней трети по передней срединной линии, передней поверхности груди справа в средней трети, передней поверхности справа в нижней трети, передней поверхности груди слева в средней и нижней третях, левой боковой поверхности живота в средней трети с переходом на левую поясничную область, передней поверхности левого плеча в верхней и средней третях, внутренней поверхности левого плеча в верхней трети, наружной поверхности левого плеча в средней трети, наружной и внутренней поверхностей левого предплечья в средней трети (по 1), передне-наружной поверхности правого плеча в нижней трети, передней поверхности левого бедра в средней трети;

2. Повреждения, указанные в п.1.1., составляющие закрытую черепно-мозговую травму, образовались от не менее 5-ти (пяти) ударных воздействий тупыми твердыми предметами с ограниченной травмирующей поверхностью, чьи индивидуальные особенности в повреждениях не отобразились. Направление травмирующей силы было разнообразным: как спереди назад, так справа налево и слева направо. Каких-либо морфологических признаков, характерных для инерционной черепно-мозговой травмы, не установлено.

3. Закрытая черепно-мозговая травма, указанная в п.1.1 выводов, с ушибами головного мозга и внутримозговой гематомой является опасной для жизни и согласно п. 6.1.3 «Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека» утвержденных приказом М3 и СР РФ от 24.04.2008г №194н, расценивается как тяжкий вред здоровью.

4. Смерть гражданина И.О. наступила от закрытой черепно-мозговой травмы с ушибами вещества головного мозга и внутримозговой гематомой, осложнившейся развитием отека-набухания головного мозга, что подтверждается морфологическими признаками, указанными в п.1.1, 1.2. и 1.4. выводов. Таким образом, между причиненным тяжким вредом здоровью и наступлением смерти имеется прямая причинно-следственная связь.

5.     Повреждения, указанные в п.п. 1.3. выводов, в прямой причинной связи с наступившей смертью не состоят, образовались от не менее 14-ти (четырнадцати) ударных воздействий тупыми твердыми предметами, чьи индивидуальные особенности в повреждениях не отобразились. Данные кровоподтеки у живых лиц не влекут за собой кратковременного расстройства здоровья и согласно п.9 «Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека» утвержденных приказом М3 и СР РФ от 24.04.2008г №194н, расцениваются как не причинившие вреда здоровью.

6. Учитывая морфологические свойства всех обнаруженных при экспертизе трупа повреждений мягких тканей головы, туловища и конечностей, ушибов головного мозга, внутримозговой гематомы и кровоизлияний под мягкие оболочки мозга (буроватый оттенок, тусклый вид, расплывчатые контуры), а также данные судебно-гистологического исследования (кровоизлияния с пролиферативными изменениями, макрофагальной реакцией, неравномерно выраженными признаками резорбции, кровоизлияния контузионного типа в коре кусочков больших полушарий с макрофагальной инфильтрацией, некрозом вещества мозга их зоны), можно высказаться об образовании их за 4-6 суток до наступления смерти.

7. Согласно записям, из медицинской карты стационарного больного смерть И.О. наступила 08 марта 2017 года в 00 часов 58 минут, что не противоречит степени выраженности трупных явлений, зафиксированных в ходе производства экспертизы трупа. (том 2 л.д. 5-27);

- заключением комплексной психолого-психиатрической экспертизы № 344 от 16.05.2017, согласно которого Бушко Д.П. хроническим психическим расстройством, слабоумием, иным болезненным состоянием психики, которые лишали бы его способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими в период инкриминируемого его деяния не страдал, и не страдает таковыми в настоящее время. Об этом свидетельствуют данные анамнеза, копии материалов уголовного дела об отсутствии у испытуемого по длиннику жизни какой-либо психотической симптоматики, возникновения и динамики негативных расстройств, свойственных хроническому психическому расстройству, отсутствие клинических данных о наличии психической и физической зависимости от психоактивных веществ. Об этом также свидетельствуют данные настоящего психиатрического освидетельствования, не выявившие у Бушко Д.П. какой-либо психотической симптоматики (бред, галлюцинации и др.), аффективных нарушений, расстройств в эмоционально-волевой сфере, нарушений мышления, памяти, интеллекта, клинических признаков зависимости от психоактивных веществ, он обнаруживает сохранность интеллектуально-мнестических функций, воспоминаний о содеянном с правильным пониманием сложившейся судебно-следственной ситуации, противоправности и наказуемости инкриминируемого деяния, достаточными критическими и прогностическими способностями. Как показал анализ материалов уголовного дела в совокупности с данными настоящего психиатрического освидетельствования, в период времени, относящийся к совершению инкриминируемого ему деяния, у Бушко Д.П. не отмечалось и признаков какого-либо временного психического расстройства, деятельность его носила последовательный, целенаправленный характер, в его поведении в тот период отсутствовали признаки бреда, галлюцинаций, нарушенного сознания. Как не страдающий каким-либо хроническим психическим расстройством, временным психическим расстройством, слабоумием или иным болезненным состоянием психики, Бушко Д.П. в период времени, относящийся к совершению инкриминируемого ему деяния, мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В настоящее время по своему психическому состоянию Бушко Д.П. также может осознавать фактический характер своих действий и руководить ими, правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них показания, может понимать характер и значение уголовного судопроизводства и своего процессуального положения, а также обладать способностью к самостоятельному совершению действий, направленных на реализацию вышеуказанных процессуальных прав и обязанностей, может предстать перед судом. Признаков зависимости от алкоголя, наркотических и токсических веществ при настоящем обследовании Бушко Д.П. не обнаруживает. В применении к нему принудительных мер медицинского характера не нуждается. Психологический анализ материалов уголовного дела, показаний свидетелей и целенаправленной беседы с обвиняемым Бушко Д.П., позволяет сделать вывод об отсутствии у него физиологического аффекта в период времени инкриминируемого ему деяния. Об этом свидетельствует, прежде всего, отсутствие в этот период трехфазной динамики протекания эмоциональной реакции, характерной для этого состояния, с субъективной внезапностью её наступления, отсутствием резких, взрывного характера психических процессов. Также не обнаружено и постаффективного состояния с явлениями астении, вялости, терминальным сном, фрагментарностью воспроизведения содеянного. Не определяется и нарушений восприятия, смысловой оценки ситуации (Бушко Д.П. был ориентирован в окружающей обстановке, поддерживал адекватный речевой контакт с потерпевшим, сохранил основные воспоминания о ситуации правонарушения, своих действиях и поведении потерпевшего). Поведение его носило произвольный, целенаправленный характер, что позволяет констатировать отсутствие у Бушко Д.П., в период времени инкриминируемого ему деяния физиологического аффекта. При этом необходимо отметить, что инкриминируемое деяние Бушко Д.П. совершил в состоянии простого алкогольного опьянения, при котором протекание эмоциональной реакции качественно отличается от её протекания при физиологическом аффекте. (том 2 л.д. 36-38);

- заключение комплексной психолого-психиатрической экспертизы № 345 от 16.05.2017, согласно выводам которого Верещагин Д.Н. хроническим психическим расстройством, слабоумием, иным болезненным состоянием психики, которые лишали бы его способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими в период инкриминируемого ему деяния не страдал и не страдает таковыми в настоящее время. Об этом свидетельствуют данные анамнеза, копии материалов уголовного дела об отсутствии у испытуемого по длиннику жизни какой-либо психотической симптоматики, возникновения и динамики негативных расстройств, свойственных хроническому психическому расстройству, отсутствие клинических данных о наличии психической и физической зависимости от психоактивных веществ. Об этом также свидетельствуют данные настоящего психиатрического освидетельствования, не выявившие у Верещагина Д.Н. какой-либо психотической симптоматики (бред, галлюцинации и др.), аффективных нарушений, расстройств в эмоционально-волевой сфере, нарушений мышления, памяти, интеллекта, клинических признаков зависимости от психоактивных веществ, он обнаруживает сохранность интеллектуально-мнестических функций, воспоминаний о содеянном с правильным пониманием сложившейся судебно-следственной ситуации, противоправности и наказуемости инкриминируемого деяния, достаточными критическими и прогностическими способностями. Как показал анализ материалов уголовного дела в совокупности с данными настоящего психиатрического освидетельствования, в период времени, относящийся к совершению инкриминируемого ему деяния, у Верещагина Д.Н. не отмечалось и признаков какого-либо временного психического расстройства, деятельность его носила последовательный, целенаправленный характер, в его поведении в тот период отсутствовали признаки бреда, галлюцинаций, нарушенного сознания. Как не страдающий каким-либо хроническим психическим расстройством, временным психическим расстройством, слабоумием или иным болезненным состоянием психики, Верещагин Д.Н. в период времени, относящийся к совершению инкриминируемого ему деяния, мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В настоящее время по своему психическому состоянию Верещагин Д.Н. также может осознавать фактический характер своих действий и руководить ими, правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них показания, может понимать характер и значение уголовного судопроизводства и своего процессуального положения, а также обладать способностью к самостоятельному совершению действий, направленных на реализацию вышеуказанных процессуальных прав и обязанностей, может предстать перед судом. Признаков зависимости от алкоголя, наркотических и токсических веществ при настоящем обследовании Верещагин Д.Н. не обнаруживает. В применении к нему принудительных мер медицинского характера не нуждается. Психологический анализ материалов уголовного дела, показаний свидетелей и целенаправленной беседы с обвиняемым Верещагиным Д.Н., позволяет сделать вывод об отсутствии у него физиологического аффекта в период времени инкриминируемого ему деяния. Об этом свидетельствует, прежде всего, отсутствие в этот период трехфазной динамики протекания эмоциональной реакции, характерной для этого состояния, с субъективной внезапностью её наступления, отсутствием резких, взрывного характера психических процессов. Также не обнаружено и постаффективного состояния с явлениями астении, вялости, терминальным сном, фрагментарностью воспроизведения содеянного. Не определяется и нарушений восприятия, смысловой оценки ситуации (Верещагин Д.Н. был ориентирован в окружающей обстановке, поддерживал адекватный речевой контакт с потерпевшим, сохранил основные воспоминания о ситуации правонарушения, своих действиях и поведении потерпевшего). Поведение его носило произвольный, целенаправленный характер, что позволяет констатировать отсутствие у Верещагина Д.Н., в период времени инкриминируемого ему деяния физиологического аффекта. При этом необходимо отметить, что инкриминируемое деяние Верещагин Д.Н. совершил в состоянии простого алкогольного опьянения, при котором протекание эмоциональной реакции качественно отличается от её протекания при физиологическом аффекте. (том 2 л.д. 47-50);

- заключением дополнительной судебно-медицинской экспертизы № 14/381 от 29.06.2017, согласно выводам которого установлено, что образование всех обнаруженных при судебно-медицинской экспертизе трупа И.О. телесных повреждений в период времени, указанный в протоколах допроса свидетелей и подозреваемых не исключается. Возможность образования повреждений, составляющих закрытую черепно-мозговую травму, при обстоятельствах, указанных свидетелями Л.И., П.Н., В.О. - удары прикладом ружья и кулаками в область головы не исключается. Возможность образования повреждений, составляющих закрытую черепно-мозговую травму, при обстоятельствах, указанных подозреваемым Бушко Д.П. - удары «ладошками» по лицу и затылочной области исключается. Показания, данные подозреваемым Верещагиным Д.Н., достоверно сопоставить с данными судебно-медицинской экспертизы трупа И.О. не представляется возможным, в виду их недостаточной конкретизации (описание попыток ударов кулаками и удара прикладом ружья на фоне отсутствий сведений об их завершенности и точной локализации мест приложения травмирующей силы). Возможность образования имевшейся закрытой черепно-мозговой травмы в результате падения навзничь из вертикального положения тела или близкого к этому положения с последующим соударением о тупые твердые предметы исключается. (том 2 л.д. 58-67);

- картой вызова скорой медицинской помощи от 05.03.2017 г., согласно которой у И.О. зафиксированы сотрясение головного мозга, перелом костей носа, ушибленная рана нижней губы, госпитализирован в ГБУЗ МО «Серпуховская городская больница имени Семашко Н.А.» (том 2, л.д. 78-79).

Анализируя собранные данные, суд пришел к следующему выводу.

Потерпевший Г.О., свидетели В.О., К.Н., Л.А., К.Т. на предварительном следствии и в судебном заседании дают последовательные, логически обоснованные, не противоречащие друг другу и материалам дела показания, поэтому, не доверять им, оснований нет, как и показаниям свидетелей Л.И., П.Н., оглашенным в судебном заседании в порядке ст. 281 УПК РФ, поскольку они также логичны, последовательны, не противоречат друг другу, показаниям свидетелей, допрошенных в ходе судебного следствия, материалам уголовного дела, оснований для оговора указанными лицами подсудимых Бушко Д.П. и Верещагина Д.Н. в ходе судебного следствия установлено не было.

Письменные документы, указанные выше, собраны в соответствии с требованиями УПК РФ, и принимаются как доказательства по делу, грубых нарушений Закона при их получении и предоставлении в дело, которые могли бы послужить безусловным основанием к признанию их недопустимыми, в соответствии со ст. 75 УПК РФ, судом не установлено.

Заключения экспертов составлены компетентными лицами, полно, грамотно, в соответствии с требованиями закона, учетом достижений науки. Выводы экспертов не противоречат материалам дела, поэтому заключения экспертов принимаются как доказательства по делу.

При этом, суд принимает, как доказательства по делу протоколы явки подсудимых Бушко Д.П. и Верещагина Д.Н. с повинной, так как, явки с повинной оформлены в соответствии с требованиями, предусмотренными ст.142 УПК РФ, при этом, Бушко Д.П. и Верещагин Д.Н. добровольно сообщили о совершении преступления, в связи с чем доводы подсудимого об оказании на него психологического давления со стороны оперуполномоченного К.Н. суд находит несостоятельными, опровергающимися показаниями данного свидетеля.

Суд принимает как доказательства по делу первоначальные показания подсудимого Верещагина Д.Н., данные им на стадии предварительного расследования 21.03.2017 г., а также при проверке показаний Верещагина Д.Н. на месте происшествия 19.06.2017 г., где подсудимый описывает обстоятельства, при которых были нанесены телесные повреждения И.О., в том числе неустановленным органами следствия предметом в виде приклада пневматического ружья, учитывая, что они были даны им с соблюдением требований УПК РФ, в присутствии защитника.

Данные показания согласованы с показаниями свидетелей В.О., Л.И., П.Н., К.Н., письменными материалами дела. В ходе предварительного следствия Верещагину Д.Н. были разъяснены его процессуальные права, положения ст. 51 Конституции РФ, в его допросе участвовал адвокат, что исключало возможность оказания на него какого-либо воздействия.

Перед началом следственных действий подсудимый предупреждался о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательства по делу даже в случае последующего отказа от них. Верещагин Д.Н. самостоятельно рассказывал об обстоятельствах преступления, протоколы составлялись в ходе производства следственных действий, замечаний у участников не возникало. О применении насилия и других недозволенных методов со стороны какого-либо сотрудника правоохранительных органов, им не заявлялось, и об этом ничто объективно не свидетельствовало. При указанных обстоятельствах, суд считает, что данные показания получены в соответствии с требованиями действующего законодательства.

Суд принимает, как доказательства по делу заключения судебно-медицинских экспертиз трупа И.О. № 381 от 06.04.2017 г. и 14/381 от 29.06.2017 г., так как выводы данных экспертиз не противоречивы, учитывая, что в ходе проведения экспертиз, эксперт установил наличие телесных повреждений у И.О., определил степень тяжести данных повреждений, и установил прямую причинно-следственную связь между причиненной закрытой черепно-мозговой травмой с ушибами вещества головного мозга и внутримозговой гематомой, осложнившейся развитием отека-набухания головного мозга, повлекшей причинение тяжкого вреда здоровью И.О., и наступлением его смерти, указав также, что остальные повреждения у И.О. в причинной связи с наступлением смерти не состоят. При указанных обстоятельствах, данные экспертизы не содержат каких-либо противоречий, являются относимыми и допустимыми доказательствами по делу.

Совокупность собранных и исследованных судом доказательств позволяет считать доказанной полностью вину подсудимых Бушко Д.П. и Верещагина Д.Н. в совершении вышеуказанного преступления.

Действия подсудимый Бушко Д.П. и Верещагина Д.Н. суд квалифицирует по ч.4 ст. 111 УК РФ, поскольку установлено, что они совершили умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, совершенное группой лиц, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего, а подсудимый Бушко Д.П. совершил указанное преступление также и с применением предмета, используемого в качестве оружия.

Судом с достоверностью установлены в ходе судебного разбирательства при оценке совокупности доказательств обстоятельства совершения преступления, форма вины, мотив, цель и способ причинения телесных повреждений потерпевшему.

Мотивом совершения преступления явились внезапно возникшие в ходе ссоры личные неприязненные отношения между подсудимыми и погибшим, по причине чего, с целью причинения тяжкого вреда здоровью И.О. подсудимые Бушко Д.П. и Верещагин Д.Н. умышленно подвергли избиению И.О., а именно Верещагин Д.Н. нанес один удар коленом в область лица И.О., головой нанес два удара по голове И.О., далее Бушко Д.П. и Верещагин Д.Н., действуя совместно, поочередно нанесли, не оказывающему сопротивлению И.О., множественные, более девятнадцати, удары кулаками в область головы, лица и туловища, а Бушко Д.П. также с силой нанес И.О. один удар в область головы неустановленным органами предварительного следствия пневматическим ружьем, применяя его как предмет, используемый в качестве оружия, причинив своими совместными действиями И.О. телесные повреждения, повлекшие причинение тяжкого вреда здоровью, от которых наступила смерть И.О., не предвидя возможности наступления его смерти, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности, подсудимые должны были и могли предвидеть её, учитывая, количество нанесенных ими ударов, предмет, используемый в качестве оружия, а также физиологическое строение тела человека, принимая во внимание и заключения первичных амбулаторных комплексных судебных психолого-психиатрических экспертиз, проведенных подсудимым Бушко Д.П. и Верещагину Д.Н., о том, что они могли в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, что, свидетельствует о том, что на момент совершения преступления подсудимые были вменяемы.

Доводы подсудимых Верещагина Д.Н. и Бушко Д.П. о том, что они не могли причинить телесные повреждения, от которых наступила смерть И.О., поскольку их удары были не сильны, приходились по рукам и губам потерпевшему, а Бушко Д.П. также не использовал неустановленный органами следствия предмет в виде пневматического ружья, суд считает несостоятельными, так как, они опровергаются показаниями свидетелей В.О., Л.И., П.Н., являвшихся непосредственными очевидцами совершения преступления, согласно которым, оба подсудимых наносили с большой силой множественные удары ногами и руками по голове и телу потерпевшего, в том числе и Бушко Д.П. нанес удар в область головы И.О. предметом в виде пневматического ружья, что свидетельствует о совместном характере действий подсудимых при нанесении телесных повреждений И.О., который не оказывал им какого-либо сопротивления; а также, первоначальными показаниями подсудимого Верещагина Д.Н. о нанесении Бушко Д.П. ударов кулаками по лицу И.О. и предметом в виде пневматического ружья в области головы последнего, заключением судебной медицинской экспертизы трупа И.О. о количестве, локализации и тяжести причиненных последнему телесных повреждений.

Таким образом, показания свидетелей Л.И., В.О., П.Н. об обстоятельствах совершения преступления, полностью соответствуют письменным доказательствам по делу, приведенным выше, данные доказательства являются относимыми и допустимыми, и принимаются судом в качестве таковых.

Доводы подсудимых и стороны защиты о том, что смерть потерпевшего не могла наступить от их действия, поскольку после их ухода, И.О. на состояние здоровья не жаловался, свободно передвигался, в связи с чем причиной смерти И.О. является ненадлежащее и несвоевременное оказание медицинской помощи последнему, суд находит несостоятельными, поскольку согласно заключению судебно-медицинской экспертизы И.О. были причинены тяжкие телесные повреждения, которые образовались от действий Бушко Д.П. и Верещагина Д.Н. в период времени с 02.03.2017 г. на 03.03.2017 г., от которых наступила смерть И.О. и сведений о возможности наступления смерти И.О. при других обстоятельствах заключение эксперта не содержит.

Опровергая указанные доводы стороны защиты и подсудимых, суд также учитывает заключение дополнительной судебно-медицинской экспертизы трупа И.О. о том, что возможность образования повреждений, составляющих закрытую черепно-мозговую травму при обстоятельствах, указанных Бушко Д.П. – удары ладонями по лицу и затылочной части головы исключается и не исключается при обстоятельствах, указанных свидетелями Л.И., П.Н., В.О.

При назначении вида и размера наказания, суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенного подсудимыми Бушко Д.П. и Верещагиным Д.Н. преступления, данные о личности подсудимых, смягчающие и отягчающее наказание обстоятельства, а также влияние назначенного наказания на исправление подсудимых и условия жизни их семей.

Подсудимый Бушко Д.П. ранее не судим, совершил особо тяжкое преступление, в наркологическом и психоневрологическом диспансерах на учетах не состоит, по месту регистрации жалоб на его поведение не поступало.

Обстоятельствами, смягчающими наказание подсудимого Бушко Д.П.., в соответствии со ст. 61 УК РФ, суд считает явку с повинной, частичное признание вины, раскаяние в содеянном, наличие на иждивении малолетнего ребенка, состояние здоровья подсудимого и его близких родственников, возраст родителей подсудимого, принесение извинений потерпевшему.

Подсудимый Верещагин Д.Н. ранее не судим, совершил особо тяжкое преступление, не состоит на учетах в наркологическом и психоневрологическом диспансерах, привлекался к административной ответственности, по месту регистрации поступали жалобы на поведение подсудимого в быту и общественных местах, по месту прохождения военной службы характеризуется положительно.

Обстоятельствами, смягчающими наказание подсудимого Верещагина Д.Н., в соответствии со ст. 61 УК РФ, суд считает явку с повинной, частичное признание вины, раскаяние в содеянном, принесение извинений потерпевшему, наличие на иждивении двоих несовершеннолетних детей и супруги, состояние здоровья подсудимого и его близких родственников, участие подсудимого в боевых действиях на территории Северо-Кавказского региона.

Обстоятельством, отягчающим наказание подсудимых Бушко Д.П. и Верещагина Д.Н., в соответствии со ст. 63 УК РФ, суд считает совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, поскольку именно состояние алкогольного опьянения, в которое подсудимые Бушко Д.П. и Верещагин Д.Н. сами себя привели, употребляя спиртные напитки 02.03.2017г., сняло внутренний контроль за поведением подсудимых, вызвало их агрессию к потерпевшему И.О., что привело к совершению ими особо тяжкого преступления против личности, учитывая индивидуально-психологические особенности подсудимых Бушко Д.П. и Верещагина Д.Н., указанные в заключениях амбулаторных комплексных судебных психолого-психиатрических экспертиз, такие, как эмоциональная неустойчивость с раздражительностью, вспыльчивостью, агрессивностью в конфликтных ситуациях, пренебрежением общепринятыми нормами и правилами поведения в обществе.

С учетом данных о личности подсудимых Бушко Д.П. и Верещагина Д.Н., степени общественной опасности совершенного ими преступления, относящегося к категории особо тяжкого, направленного против жизни и здоровья человека, конкретных обстоятельств его совершения, наличия смягчающих и отягчающего наказание обстоятельств, принимая во внимание цели наказания, суд считает не возможным исправление подсудимых Бушко Д.П. и Верещагина Д.Н. без изоляции от общества, и применение к ним ст. 73 УК РФ, поскольку назначение более мягкого вида наказания подсудимым, нежели лишение свободы, не сможет обеспечить достижение целей уголовного наказания, будет противоречить интересам общества и социальной справедливости.

Оснований для применения к подсудимым ст. 64 УК РФ, суд не усматривает в виду отсутствия исключительных обстоятельств по делу.

При этом, суд считает возможным не назначать дополнительное наказание подсудимым в виде ограничения свободы с учетом данных об их личностях.

При наличии отягчающего наказание обстоятельства, оснований для применения ч. 1 ст. 62 УК РФ при назначении наказания Бушко Д.П. и Верещагину Д.Н., не имеется.

Оснований для применения ч. 6 ст. 15 УК РФ в части изменения категории преступления не имеется, с учетом фактических обстоятельств совершения преступления, степени его общественной опасности, наличия по делу отягчающего наказание обстоятельства.

Для отбывания наказания, в соответствии со ст. 58 УК РФ, Бушко Д.П. и Верещагин Д.Н. подлежат направлению в исправительную колонию строгого режима.

Гражданский иск по делу не заявлен.

Руководствуясь ст.ст. 307-309 УПК РФ, суд

П Р И Г О В О Р И Л :

Бушко Д. П. признать виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст.111 УК РФ, и назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком на 7 (семь) лет, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Верещагина Д. Н. признать виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст.111 УК РФ, и назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком на 6 (шесть) лет 6 (шесть) месяцев, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Срок отбывания наказания осужденным Бушко Д.П. и Верещагину Д.Н. исчислять с 11.08.2017г.

Зачесть Бушко Д. П. в срок отбытия наказания время содержания под стражей с 12.03.2017г. по 10.08.2017 года.

Зачесть Верещагину Д. Н. в срок отбытия наказания время содержания под стражей с 20.03.2017г. по 10.08.2017 года.

Меру пресечения осужденным Бушко Д. П. и Верещагину Д. Н. до вступления приговора в законную силу оставить прежнюю – в виде заключения под стражей.

Вещественные доказательства по уголовному делу отсутствуют.

Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в Московский областной суд через Серпуховский городской суд в течение 10 суток со дня провозглашения, а осужденными, содержащимися под стражей, в тот же срок и в том же порядке с момента получения копии приговора.

В случае подачи апелляционной жалобы, осужденные в течение 10 суток вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции, а также вправе в тот же срок обратиться с аналогичным ходатайством в случае принесения апелляционного представления и (или) апелляционной жалобы, затрагивающих их интересы, а также поручать осуществление своей защиты избранному ими защитнику либо ходатайствовать перед судом о назначении защитника.

Председательствующий судья: И.Д. Пантела

Комментарии

Выберите аватарку:

Выберите аватарку
Выберите аватарку

Ваше имя

Ваш e-mail

  • Эмоджи
  • Колобки
  • Стикеры
  • эмоджи 1
  • эмоджи 2
  • эмоджи 3
  • эмоджи 4
  • эмоджи 5
  • эмоджи 6
  • эмоджи 7
  • Стандартные
  • Психушка
  • Она и Он
  • Герои
  • Спортивные
  • стикер 1
  • стикер 2
  • стикер 3
  • стикер 4
  • стикер 5
  • стикер 6
  • стикер 7

Размещая на сайте вопрос, комментарии, обсуждения, статьи Вы соглашаетесь с Правилами сайта и даёте согласие на обработку персональных данных.

Консультация по Вашему вопросу

8 800 777 32 63



Уголовное дело 1-93/2017 ~ Му-2/2017

Приговор город Москва Нижегородский гарнизонный военный суд Шепель Наталья Александровна

Уголовное дело 1-2/2017 (1-41/2016;)

Статья 159 Часть 1 Постановление город Москва Ивановский гарнизонный военный суд Пызиков Д.Г.

Уголовное дело 1-88/2017 ~ Му-1/2017

Постановление город Москва Нижегородский гарнизонный военный суд Носко Михаил Иванович

Уголовное дело 1-2/2017 (1-102/2016;)

Приговор город Москва Нижегородский гарнизонный военный суд Шепель Наталья Александровна

Уголовное дело 1-4/2017 (1-125/2016;)

Статья 159 Часть 3 Приговор город Москва Нижегородский гарнизонный военный суд Кифоренко Роман Иванович

Спросить быстрее, чем найти.
Отвечу на вопрос за 5 минут.
Спросить юриста! Быстрый ответ за 5 минут
Бесплатная горячая линия 8 800-777-32-63