РОССИЙСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ПОРТАЛ

бесплатная горячая линия 8 800 777 32 63

Подписаться

Добрый день!
Мы будем рады вам помочь, на данный момент на сайте 112 юристов.

Какой у Вас вопрос? Опишите подобробнее вашу ситуацию.

Отвечаем в течении 15 минут

Размещая на сайте вопрос, комментарии, обсуждения, статьи Вы соглашаетесь с Правилами сайта и даёте согласие на обработку персональных данных.

Постановление Гражданское дело 4Г-133/2017 - (4Г-4175/2016) [44Г-41/2017] Самарский областной суд

  • Движение по материалам дела
  • Номер Дела
    4Г-133/2017 - (4Г-4175/2016) [44Г-41/2017]
  • Вид судопроизводства
    Гражданское дело
  • Инстанция
    Надзор
  • Вид документа
    Постановление
  • Категория гражданского дела
    2.154 - Споры, связанные со сделками с частными домами и приватизированными квартирами
  • Субъект РФ
    Самарская область
  • Наименование Суда
    Самарский областной суд
  • Результат
    ОТМЕНЕНО апелляционные ПОСТАНОВЛЕНИЕ с ВОЗВРАЩЕНИЕМ ДЕЛА НА НОВОЕ АПЕЛЛЯЦИОННОЕ РАССМОТРЕНИЕ
  • Судья
    Моргачева Н. Н.
  • Дата поступления
    27.02.2017
  • Дата решения
    30.03.2017

Судья: Умнова Е.В.

Состав СК: Акинина О.А. (председ., доклад.)

Хаирова А.Х., Калинникова О.А.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ № 44г-41/2017

ПРЕЗИДИУМА САМАРСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

г.Самара

30 марта 2017г. Президиум Самарского областного суда в составе:

председателя президиума: Дроздовой Л.П.

членов президиума: Шкурова С.И., Бондаревой Л.М., Шуликиной С.М., Горбуль Н.А.
при секретаре Егоровой А.А.

рассмотрел в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Боднара С.В. к Кирову А.Ю. о признании сделки недействительной и применении последствий недействительной сделки,

по кассационной жалобе и дополнениям к жалобе Боднара Сергея Владимировича на решение Промышленного районного суда г. Самары от 21 марта 2016 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 21 июня 2016 года.

Заслушав доклад судьи Самарского областного суда Моргачёвой Н.Н., объяснения Боднара С.В. и его представителя адвоката Кузьмина С.В. в поддержание доводов кассационной жалобы и дополнений к ней, возражения Кирова А.Ю. и его представителя адвоката Нестеровой Н.Н., президиум

установил:

Боднар С.В. обратился в суд с иском к Кирову А.Ю. о признании сделки недействительной и применении последствий недействительной сделки, указав, что договором купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ из собственности истца в собственность Кирова А.Ю. отчуждена квартира, расположенная по адресу: <адрес>. Договор купли-продажи является притворной сделкой, согласно дополнительному соглашению к договору займа от ДД.ММ.ГГГГ этот договор заключен в качестве обеспечения обязательств по договору займа, исключительно с целью прикрыть сделку по займу. В момент заключения договора купли- продажи он не знал истинных условий и считал, что квартира отходит под залог в качестве обременения по договору займа.

Истец заблуждался относительно существа сделки, поскольку после бесплатного обучения в бизнес-центре с перспективой карьерного роста в сфере мировых финансовых рынков «Форекс» по адресу: г. <адрес>, ему выдали сертификат и предложили самому принять участие в торговле на бирже, для чего предложили взять денежные средства под залог своей квартиры и вывести данные денежные средства на финансовый рынок, утверждая, что деньги быстро окупятся.

Заместитель директора Баубеков Н.В. познакомил истца с Кировым А.Ю., который предоставил ему заем в размере 2 300 000 руб. на 11 месяцев под залог принадлежащей истцу квартиры с условием выплаты процентов в размере 66% годовых.

ДД.ММ.ГГГГ в отделении Управления Росреестра по Самарской области, куда истца привез Баубеков Н.В., истец и Киров А.Ю. подписали договор займа от ДД.ММ.ГГГГ., согласно которому Боднар С.В. получил от Кирова А.Ю. заем в размере 3 691 500руб. (то есть в сумму займа в размере 2 300 000руб. сразу были включены проценты за время пользования кредитом 1 391 500руб.). Одновременно с договором займа подписали дополнительное соглашение к нему от 27.10.2015г., согласно которому Боднар С.В. передает свою квартиру Кирову А.Ю. в обеспечение договора займа, а Киров А.Ю. обязуется не передавать ее третьим лицам, вернуть ее после выплаты ему суммы займа с процентами, а также договор безвозмездного пользования жилым помещением (квартирой) от 27.10.2015г., согласно которому Боднар С.В. продолжает пользоваться и проживать в своей квартире, Киров А.Ю. вправе расторгнуть данный договор и выселить его в случае неисполнения им условий договора займа от 27.10.2015г. Согласно подписанному договору купли-продажи квартиры от 27.10.2015г. Боднар С.В. продал, а Киров А.Ю. купил его квартиру за цену в размере 2 300000 руб.

Киров А.Ю. в присутствии Баубекова Н.В. передал истцу денежную сумму в размере 2 300 000 руб., которую истец в присутствии Кирова А.Ю. передал Баубекову Н.В. для размещения на ПАММ-счетах.

Впоследствии 04.11.2015г. истец подписал идентичные по содержанию договор займа, дополнительное соглашение к нему и договор безвозмездного пользования жилым

помещением (квартирой), но датированные 04.11.2015г., с новым сроком возврата займа (04.10.2016г.), так как Киров А.Ю. и Баубеков Н.В. пояснили, что при заключении договора займа от 27.10.2015г. не был подписан график уплаты процентов и требуется переподписать документы.

Далее, в течение примерно одного месяца Баубеков Н.В. создавал видимость совершения финансовых операций с переданными ему истцом денежными средствами. В декабре 2015 г. Баубеков Н.В. сообщил истцу, что в результате рискованных операций все денежные средства на его счетах потрачены.

Поняв, что в отношении него было совершено мошенничество, истец обратился с заявлением в У МВД России по <адрес>, где по факту совершения мошеннических действий возбуждено уголовное дело.

Истец ссылался на то, что никогда не намеревался продавать свою квартиру, согласился на заключение договора займа, обеспеченного залогом квартиры. Он продолжает проживать в квартире вместе со своим несовершеннолетним сыном, оплачивает коммунальное и иные платежи за нее.

Считает, что договор купли-продажи квартиры от ДД.ММ.ГГГГ является притворной сделкой, призванной прикрыть договор займа, обеспеченного ипотекой (залогом недвижимости). Действия сторон подтверждают, что между сторонами сложились правоотношения, соответствующие отношениям заимодавца и заемщика. Волеизъявление сторон по договору купли-продажи, как продавца так и покупателя, было направлено не на реальное отчуждение жилого помещения и его приобретение для использования по назначению.

Ссылаясь на указанные обстоятельства, со ссылкой на п.2 ст. 170 ГК РФ, ст. 178 ГК РФ, с учетом уточнений требований, Боднар С.В. просил суд признать недействительным договор купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ квартиры по адресу: <адрес>; применить последствия недействительности сделки, а именно вернуть квартиру в собственность Боднару С.В., погасить в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним запись о праве собственности Кирова А.Ю. на квартиру по указанному адресу.

Решением Промышленного районного суда <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ в удовлетворении исковых требований Боднара С. В. отказано в полном объеме.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от ДД.ММ.ГГГГ решение Промышленного районного суда <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Боднара С.В. ставится вопрос об отмене указанных судебных постановлений.

По запросу судьи Самарского областного суда от 14.12.2016г. дело истребовано в областной суд.

Определением судьи Самарского областного суда Моргачёвой Н.Н. от ДД.ММ.ГГГГ кассационная жалоба Боднара С.В. с делом передана для рассмотрения в судебном заседании президиума Самарского областного суда.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе и дополнении к ней, возражения на жалобу, президиум находит, что имеются основания, предусмотренные законом для удовлетворения кассационной жалобы и отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 21.06.2015г.

В соответствии со ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменений судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такого рода нарушения норм материального и процессуального права допущены судамипервой и апелляционной инстанций при рассмотрении данного дела.

В силу статьи 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации решение суда должно быть законным и обоснованным.

Согласно постановлению Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 23 «О судебном решении» от 19 декабря 2003 г. решение является законным в том случай, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права


(часть 1 статьи 1, часть 3 статьи 11 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 - 61, 67 Гражданского процессуального кодекса российской Федерации), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

В силу положений статьи 329 Гражданского процессуального кодекса РФ апелляционное определение также должно соответствовать общим требованиям, предъявляемым к решению суда статьей 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, то есть должно быть законным и обоснованным.

Указанные требования процессуального закона и разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации при рассмотрении дела судами первой и апелляционной инстанции учтены не были.

В соответствии с п. 1 ст. 166 ГК РФ сделка недействительна по основаниям, установленным законом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

Требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки вправе предъявить сторона сделки, а в предусмотренных законом случаях также иное лицо (п. 3 ст. 166 ГК РФ).

Согласно п. 1 ст. 167 ГК РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

Из материалов дела следует и судом установлено, что ДД.ММ.ГГГГ Боднар С.В. (Продавец) и Киров А.Ю. (Покупатель) заключили договор купли-продажи принадлежащей продавцу на праве собственности <адрес> (л.д. 7).

Согласно п. 3 данного договора купли-продажи квартира продана за 2 300 000 руб.,

которые Продавец получил от Покупателя до подписания настоящего договора.

Согласно п.7 договора в отчуждаемой квартире зарегистрирован гр. Боднар С.В.

ДД.ММ.ГГГГ произведена государственная регистрация права собственности по договору Управлением Росреестра по Самарской области.

В своих исковых требованиях Боднар С.В. ссылался на то, что договор купли-продажи от 27.10.2015 г. являлся притворной сделкой, прикрывающей договор займа от 27.10.2015г. обеспеченного ипотекой (залогом недвижимости).

Отказывая в удовлетворении исковых требований Боднара С.В., суд первой инстанции пришел к выводу, что оснований для признания сделки купли-продажи квартиры от ДД.ММ.ГГГГ притворной не имеется, поскольку истцом не представлено достоверных доказательств притворности договора купли-продажи. Суд указал, что доводы истца о недействительности сделки опровергаются содержанием договора и последующими действиями сторон. До заключения договора купли-продажи Киров А.Ю. приезжал к истцу Боднару С.В. с целью посмотреть квартиру, оценить ее действительную стоимость, денежные средства за квартиру в размере 2.300.000 руб. Боднар С.В. действительно получил до подписаний договора. Оспариваемый договор купли-продажи зарегистрирован сторонами в установленном законом порядке. Боднар С.В. собирал необходимые документы на продажу квартиру, в связи с чем, суд первой инстанции сделал вывод, что стороны имели намерение заключить договор купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ, Боднар С.В. желал продать квартиру, а Киров А.Ю. приобрести квартиру, в связи с чем, не имеется оснований для признания договора купли-продажи ничтожным. Договор купли-продажи исполнен сторонами в полном объеме. Истец не мог не понимать, что его действия направлены на исполнение именно сделки купли-продажи.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции и их правовым обоснованием, указав, что истцом, на которого возложено бремя доказывания притворности договора купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ, не представлено доказательств притворности договора. Судебная коллегия признала правильным анализ судом первой инстанции обстоятельств заключения договора купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ, условий договора по правилам ст. 431 Гражданского кодекса РФ, действий Боднара С.В. и Кирова А.Ю. по исполнению договора, и признала обоснованным вывод суда первой инстанции о том, что действительная воля сторон договора купли-продажи квартиры Боднара С.В. и Кирова А.Ю. при заключении оспариваемого договора была направлена на заключение договора купли-продажи


квартиры по адресу: <адрес>, по цене 2 300 000 руб., переход квартиры из собственности Боднара С.В. в собственность Кирова А.Ю. на оснований договора купли-продажи по цене, согласованной сторонами в договоре. Также судебная коллегия указала, что договор купли-продажи исполнен сторонами, переход права собственности зарегистрирован в установленном порядке, проживание Боднара С.В. с ребенком в спорной квартире не свидетельствует о притворности договора купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ, поскольку Боднар С.В. проживает в квартире на основании договора безвозмездного пользования квартирой, заключенного с Кировым А.Ю., который как собственник реализовал свое право владения и распоряжения квартирой.

Президиум находит, что с выводами судебных инстанций нельзя согласиться ввиду следующего.

В соответствии с п. 2 ст. 170 ГК РФ притворная сделка, то есть сделка, которая Довершена с целью прикрыть другую сделку, в том числе сделку на иных условиях, ничтожна. К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа и содержания сделки применяются относящиеся к ней правила.

Согласно разъяснений, содержащихся в пункте 87 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», в связи с притворностью недействительной может быть признана лишь та сделка, которая направлена на Достижение других правовых последствий и прикрывает иную волю всех участников сделки.

Учитывая изложенное, в предмет доказывания по делам о признании недействительными притворных сделок входит установление действительной воли сторон, направленной на достижение определенного правового результата, который они имели в виду при заключении договора.

При этом, государственная регистрация перехода права собственности на недвижимое имущество не препятствует квалификации такой сделки как ничтожной на основании пункта 2 статьи 170 ГК РФ.

Из материалов дела следует, что одновременно с заключением договора купли-продажи спорной квартиры от ДД.ММ.ГГГГ между Боднар С.В. и Кировым А.Ю. были заключены договор займа от 27.10.2015 г. на сумму 3.691.500 рублей, на котором имеется запись о получении указанных заемных средств в полном объеме и подпись Боднара С.В. под этим (л.д. 64), дополнительное соглашение к договору займа от ДД.ММ.ГГГГ (л.д.65-66), договор безвозмездного пользования спорной квартирой от ДД.ММ.ГГГГ (л.д.67-68), а также впоследствии, ДД.ММ.ГГГГ заключены с Кировым А.Ю. аналогичного содержания договор займа на сумму 3.691.500 рублей и дополнительное соглашение к договору займа от ДД.ММ.ГГГГ, договор безвозмездного пользования жилым помещением (квартирой) (л.д.8,10,11), а также подписанный сторонами график платежей по возврату займа в сумме 2 426.500руб. (л.д.9).

Из дополнительного соглашения к договору займа следует, что с целью обеспечения договора займа, Боднар С.В. передает в собственность по договору купли-продажи Кирову А.Ю. двухкомнатную квартиру общей площадью 72,2 кв.м. по адресу: <адрес>

При этом, Киров С.Ю. обязуется в течение всего срока действия настоящего соглашения, имущество не передавать в право собственности третьим лицам, аренду, временное безвозмездное пользование другим лицам. Передать в собственность по договору купли-продажи Боднар С.В. указанную выше двухкомнатную квартиру, после исполнения Боднар С.В. всех обязательств по договору займа от 04.11.2015г.

Между тем, суд не дал надлежащей оценки данному дополнительному соглашению от 4.11.2015г., а также тому, что на момент его заключения была осуществлена государственная регистрация перехода права собственности к Кирову А.Ю. и необходимости в заключении дополнительного соглашения на таких условиях не имелось.

Согласно п. 2.2.1. договора безвозмездного пользования спорной квартирой от ДД.ММ.ГГГГ в случае невыполнения Боднар С.В. условий по договору займа от ДД.ММ.ГГГГ, Киров А.Ю. имеет право досрочно расторгнуть данный договор (л.д. 11).

Суды первой и апелляционной инстанции оставили без внимания указанные обстоятельства и доводы стороны истца о том, что заключение договоров займа, дополнительных соглашений к ним, договора безвозмездного пользования спорной квартирой, (фактически одновременно с заключением договора купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ, подтверждают, что между сторонами сложились отношения заимодавца и заёмщика с обеспечением займа в виде залога квартиры, переданной истцом ответчику по договору купли-

продажи.


Следовательно, договор об отчуждении имущества, который стороны заключили во исполнение условия договора займа и дополнения к нему, предусматривающего возможность обратного выкупа в случае исполнения всех обязательств по договору займа, можно квалифицировать как притворный на основании п. 2 ст. 170 ГК РФ по мотиву того, что в действительности стороны предполагали передать имущество - квартиру в залог на общий срок договора займа, не подразумевая переход права собственности за плату или безвозмездно.

Указанные обстоятельства подтверждают и пояснения стороны истца о том, чтоДД.ММ.ГГГГ он получил от Кирова А.Ю. займ в размере 2.300.000 рублей, что составляет стоимость квартиры по договору купли-продажи, с процентами в размере 66 % годовых (1.391.500 рублей). Таким образом, Боднар С.В. обязался вернуть Кирову А.Ю. денежную сумму в размере 3 691 500 рублей, такая сумма указана в договорах займа от 27.10.12015 г. и 04.11.2015г.

То, что Боднар С.В. после заключения договора купли-продажи продолжает проживать в спорной квартире, с регистрационного учета не снимался, несет бремя содержания квартиры в виде уплаты коммунальных услуг, также подтверждают обстоятельства притворности сделки купли-продажи спорной квартиры, а заключение договора безвозмездного пользования квартирой от ДД.ММ.ГГГГ (04.11.2015г.) в совокупности со всеми доказательствами по делу свидетельствуют лишь о том, что данный договор, исходя из его условий (п. 2.2.1 договора) также являлись обеспечением договорных отношений по займу между сторонами.

Между тем, вышеназванные доказательства, на которые ссылался истец в обоснование своих доводов по настоящему делу, в решении районного суда оценки не получили.

Суд апелляционной инстанции не устранил нарушений правил оценки доказательств, допущенных судом первой инстанции, ограничился лишь оценкой содержания договора купли-продажи от 27.10.2015г., а также общими фразами о непредставлении истцом в обоснование своих доводов достоверных доказательств притворности договора купли-продажи.

Между тем, при определений того, был ли между сторонами заключен договор, каким является содержание его условий и как они соотносятся между собой, совпадает ли волеизъявление сторон с их действительной общей волей, а также является ли договор мнимой или притворной сделкой, суду необходимо применить правила толкования договора, установленные статьей 431 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Согласно указанной статье Гражданского кодекса Российской Федерации при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.

Если правила, содержащиеся в части первой данной статьи, не позволяют определить содержание договора, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора. При этом принимаются во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи делового оборота, последующее поведение сторон.

Таким образом, основной способ толкования условий договора состоит в выяснений буквального значения содержащихся в договоре слов и выражений.

Однако, суд апелляционной инстанции не указал, по какой причине он отверг буквальное содержание договора займа и дополнительного соглашения к нему.

В апелляционной жалобе Боднар С.В. утверждал, что между ним и Кировым А.Ю. был заключен именно договор займа, по условиям которого в качестве способа обеспечения возврата денежных средств Боднар С.В. предоставляет квартиру, принадлежащую ему на праве собственности. При этом он полагал, что заключенный между ним и Кировым А.Ю. договор купли-продажи спорной квартиры являлся притворной сделкой, прикрывающей заем, обеспеченный ипотекой. Суд не учел, что заключая одновременно с договором купли-продажи от 27.10.2015г. договор займа, дополнительное соглашение к нему и договор пользования
квартирой, стороны данными договорами ограничили свои права именно в том объеме, который характерен для договора займа, обеспеченного ипотекой.

Кроме того, истец заявлял, что продажная цена квартиры явно носит нерыночный характер, что указывает на отсутствие у истца намерения в действительности продавать ее.

В подтверждение истец заявлял ходатайство и представил судебной коллегий Экспертное заключение от 21.06.2016г. ООО МЭЦ «Стандарт Оценка», согласно которому среднерыночная стоимость квартиры по адресу: <адрес>, по состоянию на 27.10.2015г. составляет 4 808 757 рублей.


Также истец заявлял ходатайство о допросе в качестве свидетеля ФИО15 и приобщил к. апелляционной жалобе договор купли-продажи квартиры, принадлежащей Бескровной Л.В., от ДД.ММ.ГГГГ, договор займа от ДД.ММ.ГГГГ и договор безвозмездного пользования квартирой от ДД.ММ.ГГГГ, заключенный в один день Бескровной Л.В. и Кировым А.Ю., как подтверждающие обстоятельства того, что между Бескровной Л.В. и Кировым А.Ю. были заключены аналогичные договоры, и что Баубеков Н.В., представлявшийся заместителем директора ООО «Финанс Консалт», где все они проходили курсы обучения торговли на валютном рынке, также как и истцу, предлагал Бескровной Л.В. взять денежные средства в займ под залог квартиры у Кирова А.Ю.

Кроме того, Боднар С.В. представлял доказательства возбуждения уголовного дела постановлением СЧ по РОПД СУ Управления МВД России по г. Самаре по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 159 УК РФ (мошенничество), по которому Боднар С.В. признан потерпевшим в связи с хищением у него денежных средств сотрудниками ООО «Финанс Консалт» в крупном размере, а также ссылался на приложенный опрос Кирова А.Ю. в рамках уголовного дела, где последний давал показания о том, что в регпалате он и Боднар С.В. в один день подписали договор купли-продажи, а также договор займа, согласно которому он якобы передал Боднару С.В. денежные средства в сумме 3.691.500руб., график платежей, а также дополнительное соглашение к договору займа и договор безвозмездного пользования жилым помещением (квартирой), которые необходимы Боднару С.В. Для выкупа квартиры обратно в собственность (л.д.169-175).

При таких обстоятельствах суду апелляционной инстанции следовало выяснить смысл договора в целом, сопоставив, как соотносятся между собой условия договора займа и дополнительного соглашения к нему о том, что в качестве залога в обеспечение возврата денежных средств Боднар С.В. предоставляет квартиру, которую Киров А.Ю. Обязуется переоформить договором купли-продажи на Боднара С.В. после исполнения последним всех обязательств по договору займа, может ли такой договор купли-продажи являться притворной сделкой, а также указать, какими доказательствами опровергается, что воля истца Боднара С.В. была направлена на получение взаймы денежных средств в сумме 2.300.000 руб. под залог принадлежащей ему спорной квартиры, а воля ответчика Кирова А.Ю. - на передачу денежных средств взаймы под залог указанной квартиры, при этом воля Боднара С.В. на отчуждение спорной квартиры, которая является его единственным местом жительства по цене, указанной в договоре, отсутствовала.

В кассационной жалобе заявитель также указывает, что судом апелляционной Дистанции оставлено без внимания, что недобросовестность действий Кирова А.Ю. подтверждаемся еще и тем, что, нарушая права Боднара С.В., он стал собственником его квартиры еще до того, как Боднар С.В. начал исполнять свои обязательства по договору займа. Боднаром С.В. был произведен платеж по договору займа от 04.11.2015г. в сумме 126500 руб. 04.12.2015г. согласно графику платежей за 1 месяц, т.е. Боднар С.В. еще исполнял свои обязательства по договору займа, а Киров А.Ю, уже стал собственником квартиры Боднара С.В.

В дальнейшем Киров А.Ю., несмотря на предложение Боднара С.В. исполнить договор займа с графиком платежей, отказался принимать платежи.

Также заявитель в жалобе указывает, что апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 05.12.2016г. по апелляционной жалобе ФИО15 на решение Красноглинского районного суда г. Самары от 06.09.2016г. принято новое решение, которым признан договор купли-продажи квартиры, расположенной по адресу: <адрес>, заключенный 11.11.2015г. Между ФИО15 и Кировым А.Ю., недействительной сделкой в силу ее притворности; аннулирована в Едином государственной реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним запись о праве собственности Кирова А.Ю. на квартиру, расположенную по указанному адресу.

В соответствии с частью 1 статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

Суд апелляционной инстанции оценивает имеющиеся в деле, а также дополнительно представленные доказательства.

Согласно абз. 2 части 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции с учетом особенностей, предусмотренных гпавой 39 данного Кодекса.

Повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию пункт 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июля 2012 г. N 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции»).

Таким образом, по смыслу приведенных выше положений и разъяснений Пленума, суду апелляционной инстанции в любых случаях надлежит рассмотреть все заявленные доводы апелляционной жалобы и высказать по ним суждения.

Между тем, суд апелляционной инстанции указанные выше требования норм процессуального права не выполнил.

С учетом изложенного, принимая во внимание, что требования закона и указания Пленума Верховного Суда Российской Федерации судом апелляционной инстанции при рассмотрении настоящего дела выполнены не были, а также необходимость соблюдения разумных сроков судопроизводства (статья 6.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), президиум находит необходимым отменить апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 21 июня 2016 г. с направлением дела на новое апелляционное рассмотрение.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации,президиум

постановил:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 21 июня 2015 г. по гражданскому делу по иску Боднар С.В. к Кирову А.Ю. о признании сделки недействительной и применении последствий недействительной сделки – отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.



Председатель президиума


Л.П. Дроздова

Комментарии

Выберите аватарку:

Выберите аватарку
Выберите аватарку

Ваше имя

Ваш e-mail

  • Эмоджи
  • Колобки
  • Стикеры
  • эмоджи 1
  • эмоджи 2
  • эмоджи 3
  • эмоджи 4
  • эмоджи 5
  • эмоджи 6
  • эмоджи 7
  • Стандартные
  • Психушка
  • Она и Он
  • Герои
  • Спортивные
  • стикер 1
  • стикер 2
  • стикер 3
  • стикер 4
  • стикер 5
  • стикер 6
  • стикер 7

Размещая на сайте вопрос, комментарии, обсуждения, статьи Вы соглашаетесь с Правилами сайта и даёте согласие на обработку персональных данных.

Консультация по Вашему вопросу

8 800 777 32 63



Гражданское дело 2а-123/2017 ~ М-96/2017

Решение город Москва Тамбовский гарнизонный военный суд Тишков Анатолий Николаевич

Гражданское дело 2а-118/2017 ~ М-90/2017

Решение город Москва Тамбовский гарнизонный военный суд Тишков Анатолий Николаевич

Гражданское дело 2а-22/2017 (2а-281/2016;) ~ М-299/2016

Решение город Москва Тамбовский гарнизонный военный суд Летуновский Дмитрий Александрович

Гражданское дело 9а-8/2017 ~ М-36/2017

Определение город Москва Тамбовский гарнизонный военный суд Лосев Валерий Александрович

Гражданское дело 2а-89/2017 ~ М-39/2017

Решение город Москва Нижегородский гарнизонный военный суд Сидельников Максим Владимирович

Спросить быстрее, чем найти.
Отвечу на вопрос за 5 минут.
Спросить юриста! Быстрый ответ за 5 минут
Бесплатная горячая линия 8 800-777-32-63