Брянский областной суд Определение Гражданское дело 33-222/2017 (33-5571/2016;)

Движение по материалам дела
Номер Дела 33-222/2017 (33-5571/2016;)
Вид судопроизводства Гражданское дело
Инстанция Апелляция
Вид документа Определение
Категория гражданского дела 2.099 - Споры, возникающие из жилищного законодательства -> Связанные с приватизацией жилой площади
Субъект РФ Брянская область
Наименование Суда Брянский областной суд
Результат РЕШЕНИЕ оставлено БЕЗ ИЗМЕНЕНИЯ
Судья Парамонова Татьяна Игоревна
Истец Ильины И.И.
Ответчик Бр. г/адм-ция
Дата поступления 07.12.2016
Дата решения 17.01.2017
Движение по делу 17.01.2017 10:00 Судебное заседание 26.01.2017 15:59 Передано в экспедицию 20.01.2017 11:30 Дело сдано в отдел судебного делопроизводства

Дело № 2-4365/2016 Председательствующий судья – Ильюхина О.Г.

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ № 33-222/2017 (33-5571/2016)

гор. Брянск                             17 января 2017 года

    Судебная коллегия по гражданским делам Брянского областного суда в составе:

председательствующего      Парамоновой Т.И.,

судей областного суда Фроловой И.М., Сидоренковой Е.В.,

при секретаре             Можаевой И.В.,

    рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционной жалобе представителя истца И.И.В.Ч.О.М. на решение Советского районного суда г. Брянска от 07 октября 2016 года по гражданскому делу по иску И.И.В., И.И.В. к Брянской городской администрации о признании права пользования жилым помещением на условиях договора социального найма, признании права собственности на квартиру в порядке приватизации.

Заслушав доклад судьи Парамоновой Т.И., объяснения представителя И.И.В. - Ч.О.М., судебная коллегия,

УСТАНОВИЛА:

И.И.В. и И.И.В., обратились в суд с указанным иском, ссылаясь на то, что в 1956 году их отцу И B.C. была предоставлена квартира по адресу: <адрес> на состав семьи, включающий в себя отца, мать и двоих детей. В связи со смертью отца, ДД.ММ.ГГГГ на указанную квартиру был переоформлен ордер на состав семьи из трех человек: мать - И.К.А., сына И.И.В. и дочь - И.И.В.. Истцы с момента вселения и по настоящее время постоянно проживают в указанной квартире. В декабре 2006 года наниматель квартиры - И.К.А. умерла. В связи со смертью основного нанимателя им отказано в заключении договора социального найма.

Истцы, указывая на то, что они осуществляют содержание квартиры, текущий ремонт, оплачивают жилищно-коммунальные услуги, несут иные обязанности, вытекающие из отношений по социальному найму жилого помещения, при этом И.И.В. получает медицинское и пенсионное обслуживание по месту жительства в данной квартире, а И.И.В. на спорную квартиру не претендует и собственник квартиры - муниципальное образование <адрес> после смерти нанимателя не предприняло действий по переоформлению прав нанимателей, не распорядилось данной квартирой, принимало платежи за наем квартиры, передало её в управление ООО «Жилкомсервис», которое выставляет счета за жилищно-коммунальные услуги, а также ссылаясь на положения статей 54 Жилищного кодекса РСФСР, 10, 19, 49, 60 Жилищного кодекса РФ, 12, 217 Гражданского кодекса РФ, Постановления Конституционного Суда РФ от ДД.ММ.ГГГГ -П, просили суд признать за И.И.В. право пользования квартирой, расположенной по адресу: <адрес> на условиях договора социального найма и право собственности на указанную квартиру в порядке приватизации.

Определениями суда к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований, привлечены <адрес> администрация <адрес>, Комитет по ЖКХ Брянской городской администрации.

Решением Советского районного суда г. Брянска от 07 октября 2016 года исковые требования И.И.В. и И.И.В. оставлены без удовлетворения.

В апелляционной жалобе Ч.О.М., действующая по доверенности в интересах И.И.В., просит решение суда отменить, полагает его незаконным и необоснованным, принятым без учета фактических обстоятельств дела. Ссылается на то, что после расторжения брака в 1997 году И с согласия своей матери проживал в спорной квартире, иного места жительства не имел. В силу положений ст. 54 Жилищного кодекса РСФСР, действующей на момент вселения истца в спорную квартиру, вселение членов семьи нанимателя не требовало согласия наймодателя и могло не подтверждаться фактом прописки. Кроме того, факт проживания И.И.В. в квартире подтверждается фактами медицинского и пенсионного обслуживания по данному месту жительства, указанным обстоятельствам суд оценки не дал. При этом обязанность по оплате за жилое помещение и коммунальные услуги у нанимателя возникает с момента заключения договора социального найма, фактическое же несение расходов по содержанию жилья И, подтверждает согласие наймодателя на заключение договора социального найма.

В суде апелляционной инстанции представитель И.И.В. Ч.О.М. поддержала доводы апелляционной жалобы, просила её удовлетворить.

Иные лица, участвующие в деле, в судебное заседание суда апелляционной инстанции не явились, надлежаще извещены судом о месте и времени судебного заседания, доказательств наличия уважительных причин своего отсутствия – не представили, об отложении слушания по делу – не ходатайствовали, поэтому судебная коллегия полагает возможным рассмотреть дело без их участия.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, выслушав объяснения представителя И.И.В. - Ч.О.М., судебная коллегия оснований к отмене решения суда не находит.

Как установлено судом и следует из материалов дела, на основании ордера от ДД.ММ.ГГГГ серии СР И.К.А. была предоставлена двухкомнатная квартира, расположенная по адресу: <адрес>, на состав семьи из трех человек, в том числе на дочь - И.И.В. и сына - И.И.В. (л.д. ).

И.И.В. в 1986 году снялся с регистрационного учета по адресу: <адрес> проживал с женой по другому адресу до прекращения брака, который расторгнут в 1997 году.

И.И.В. имеет жилое помещение для постоянного проживания и не претендует на включение в договор социального найма на квартиру по адресу: <адрес> признание за ней права собственности на данное жилое помещение.

Наниматель спорного жилого помещения И.К.А. умерла ДД.ММ.ГГГГ (л.д. )

При жизни матери И.К.А. И.К.А. после добровольного выезда из жилого помещения на регистрационный учет по адресу: <адрес> поставлен не был.

По утверждению истца, вселение в спорное помещение осуществлено до 01 марта 2005 года, т.е. до даты введения в действие Жилищного кодекса РФ.

Разрешая спор и принимая решение об отказе в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции руководствовался положениями статей 63, 67, 70 Жилищного кодекса РФ, п. 28 Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 2 июля 2009 года № 14 «О некоторых вопросах возникших в судебной практике при применении жилищного кодекса Российской Федерации», положениями Законом РФ от 04 июля 1991 года № 1541-1 «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации», исходил из того, что стороной истца не представлено доказательств, подтверждающих согласие И.К.А. на вселение И.И.В. в спорную квартиру в качестве лица, имеющего равное с ней право пользования спорным жилым помещением, а также доказательств его проживания в спорном жилом помещении как до смерти его матери, так и после её смерти. Отсутствие законного основания у И.И.В. на право пользования спорным жилым помещением, а также не предоставление доказательств того, что ранее он в приватизации жилых помещений не участвовал, явилось основанием для отказа в удовлетворении требований о признании права собственности на квартиру в порядке приватизации.

Судебная коллегия, рассматривая дело в пределах доводов апелляционной жалобы и оценивая их по существу, оснований к отмене решения суда не находит, поскольку оно постановлено при правильном применении норм права, с учетом исследованных в судебном заседании доказательств по делу, которым судом с соблюдением требований ст. ст. 12, 56, 67 ГПК РФ дана надлежащая оценка.

В соответствии со ст. 54 Жилищного кодекса РСФСР (действовавшего до 01 марта 2005 года), наниматель вправе в установленном порядке вселить в занимаемое им жилое помещение своего супруга, детей, родителей, других родственников, нетрудоспособных иждивенцев и иных лиц, получив на это письменное согласие всех совершеннолетних членов своей семьи. На вселение к родителям их детей, не достигших совершеннолетия, не требуется согласия остальных членов семьи.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 03 апреля 1987 года № 2 «О практике применения судами жилищного законодательства», под вселением в установленном порядке понимается, как правило, вселение в жилое помещение с соблюдением положений о прописке.

Однако, суд может признать право на жилое помещение вселившегося лица, когда в его прописке было необоснованно отказано.

При этом согласно ст. 69 ЖК РФ, к членам семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма относятся проживающие совместно с ним его супруг, а также дети и родители данного нанимателя. Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы признаются членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма, если они вселены нанимателем в качестве членов его семьи и ведут с ним общее хозяйство. В исключительных случаях иные лица могут быть признаны членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма в судебном порядке.

Члены семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма имеют равные с нанимателем права и обязанности. Дееспособные и ограниченные судом в дееспособности члены семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма несут солидарную с нанимателем ответственность по обязательствам, вытекающим из договора социального найма. Члены семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма должны быть указаны в договоре социального найма жилого помещения.

В силу ст. 70 ЖК РФ, наниматель с согласия в письменной форме членов своей семьи, в том числе временно отсутствующих членов своей семьи, вправе вселить в занимаемое им жилое помещение по договору социального найма своего супруга, своих детей и родителей или с согласия в письменной форме членов своей семьи, в том числе временно отсутствующих членов своей семьи, и наймодателя - других граждан в качестве проживающих совместно с ним членов своей семьи. Наймодатель может запретить вселение граждан в качестве проживающих совместно с нанимателем членов его семьи в случае, если после их вселения общая площадь соответствующего жилого помещения на одного члена семьи составит менее учетной нормы.

Вселение в жилое помещение граждан в качестве членов семьи нанимателя влечет за собой изменение соответствующего договора социального найма жилого помещения в части необходимости указания в данном договоре нового члена семьи нанимателя.

Согласно п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 14 от 02 июля 2009 года «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации», ч. 1 ст. 6 Жилищного кодекса РФ закрепляет общеправовой принцип действия законодательства во времени: акт жилищного законодательства не имеет обратной силы и применяется к жилищным отношениям, возникшим после введения его в действие. Поскольку в данном случае спорные жилищные правоотношения носят длящийся характер, следовательно, судом правомерно и обоснованно применены нормы Жилищного кодекса РФ к тем правам и обязанностям сторон, которые возникли после введения его в действие.

В силу положений п. 28 Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 2 июля 2009 года № 14 «О некоторых вопросах возникших в судебной практике при применении жилищного кодекса Российской Федерации» если на вселение лица в жилое помещение не было получено письменного согласия нанимателя и (или) членов семьи нанимателя, а также согласия наймодателя, когда оно необходимо (часть 1 статьи 70 ЖК РФ), то такое вселение следует рассматривать как незаконное и не порождающее у лица прав члена семьи нанимателя на жилое помещение.

Судом установлено, что письменного согласия И.К.А. на вселение И.И.В. в спорную квартиру, в качестве лица, имеющего равное с ней право пользования спорным жилым помещением, не давала, как и не выражала иных действий по согласию на его вселение, в частности об изменении соответствующего договора найма жилого помещения в части включения в него нового члена семьи нанимателя, а также внесения сведений о нём в лицевой счет по оплате за жилое помещение и коммунальные услуги.

Оспаривая решение суда, представитель И.И.В. - Ч.О.М., в апелляционной жалобе ссылается на то, что в силу положений ст. 54 Жилищного кодекса РСФСР вселение членов семьи нанимателя не требовало согласия наймодателя и могло не подтверждаться фактом прописки.

Указанный довод, по мнению судебной коллегии, не является безусловным основанием для отмены состоявшегося судебного акта, поскольку выводов суда о том, что И.И.В. не проживал с матерью в спорном жилом помещении как до её смерти, так и после, и не было получено согласия нанимателя на его вселение, не опровергает.

Доказательств обратного, ни в суде первой инстанции, ни в суде апелляционной инстанции, в нарушение положений ст. 56 ГПК РФ, стороной истца не представлено.

Доводы жалобы о том, что истец после смерти матери в 2006 году продолжал владеть, пользоваться спорной квартирой, осуществлял платежи за жилое помещение и коммунальные услуги, что является основанием для заключения договора социального найма, были предметом исследования в судебном заседании по своей сути, они направлены на переоценку обстоятельств, являвшихся предметом исследования в судебном заседании, а также доказательств, которым судом первой инстанции была дана надлежащая правовая оценка в соответствии со ст. 67 ГПК РФ в их совокупности, в силу чего, они не могут являться основанием для отмены решения суда.

Кроме того, судебная коллегия учитывает, что из представленных истцом квитанций в подтверждение оплаты жилищно-коммунальных услуг, также не следует, что данные квитанции были оплачены непосредственно истцом И.И.В.

Ссылка в апелляционной жалобе на то, что у истца отсутствует какое-либо иное жилье, также не влечет отмену решения, поскольку не свидетельствует о наличии у истца права пользования спорным жилым помещением.

Поскольку стороной истца не представлено доказательств вселения И.И.В. в спорное жилое помещение в установленном законом порядке, фактического проживания в данном помещении до смерти И.К.А., постольку у суда первой инстанции отсутствовали основания для удовлетворения требований в части признания за И.И.В. права пользования жилым помещением по договору социального найма.

А, так как требования о признании права собственности за И.И.В. на квартиру в порядке приватизации производны от признания права пользования жилым помещением на основании договора социального найма, постольку суд правомерно не нашел оснований для их удовлетворения.

Оспаривая решение суда, представитель И.И.В. ссылается на то, что факт проживания И.И.В. в квартире подтверждается медицинским и пенсионным обслуживанием по данному месту жительства, однако указанным обстоятельствам суд оценки не дал.

Данный довод апелляционной жалобы не является основанием для отмены решения суда первой инстанции и подлежит отклонению, поскольку, по мнению судебной коллегии, не опровергает выводов суда, изложенных в решении, об отсутствии оснований для удовлетворения заявленных требований, так как квитанция о доставке пенсии и других социальных выплат датирована ноябрем 2015 года, представленная ксерокопия амбулаторной карты больного на имя И.И.В. содержащая рукописную пометку в виде адреса никем не заверена, сведений о посещении врачом И.И.В. по месту жительства: <адрес> не содержит. При таких обстоятельствах, судебная коллегия полагает, что указанные документы не доказывают факт проживания И в спорном жилом помещении как до смерти его матери, так и после её смерти в 2006 году.

Кроме того, судебная коллегия учитывает пояснения представителя И.И.В. в суде апелляционной инстанции о том, что иных доказательств, подтверждающих проживания И.И.В. по месту жительства: <адрес>. у стороны истца не имеется. Ходатайств об истребовании либо приобщении новых доказательств от стороны истца не последовало.

Одним из основных требований, предъявляемых к судебному акту, выносимому по результатам рассмотрения дела, является его обоснованность.

Как разъяснено в пункте 3 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 года № 23 «О судебном решении» решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 - 61, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Согласно статье 67 ГПК Российской Федерации право оценки доказательств принадлежит суду.

Конституционный Суд РФ неоднократно указывал (в том числе в определениях от 26 апреля 2016 года № 825-О, от 29 марта 2016 года № 652-О и др.), что предоставление суду соответствующих полномочий по оценке доказательств вытекает из принципа самостоятельности судебной власти и является одним из проявлений дискреционных полномочий суда, необходимых для осуществления правосудия, что вместе с тем не предполагает возможность оценки судом доказательств произвольно и в противоречии с законом.

Принимая во внимание изложенное, судебная коллегия, считает, что разрешая спор, суд первой инстанции в полной мере исследовал все обстоятельства дела и представленные доказательства, оценив которые пришел к выводу об отказе в удовлетворении требований ФИО7

Иные доводы, изложенные в апелляционной жалобе, правовых оснований к отмене решения суда не содержат, сводятся к несогласию с выводами суда первой инстанции и не содержат фактов, которые не были бы проверены и не учтены при рассмотрении дела и имели бы юридическое значение для вынесения судебного акта по существу, влияли на обоснованность и законность судебного решения, либо опровергали выводы суда первой инстанции, в связи с чем, признаются судом апелляционной инстанции несостоятельными, основанными на неправильном толковании норм материального и процессуального права, направленными на переоценку обстоятельств, установленных судом первой инстанции. Одним из основных требований, предъявляемых к судебному акту, выносимому по результатам рассмотрения дела, является его обоснованность.

Судебная коллегия считает, что судом первой инстанции по делу принято законное и обоснованное решение, оснований для отмены которого по доводам апелляционной жалобы не имеется.

Руководствуясь ст.ст. 328-329 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Советского районного суда города Брянска от 07 октября 2016 года по гражданскому делу по иску И.И.В., И.И.В. к Брянской городской администрации о признании права пользования жилым помещением на условиях договора социального найма, признании права собственности на квартиру в порядке приватизации оставить без изменения, апелляционную жалобу представителя истца И.И.В.Ч.О.М. - без удовлетворения.

Председательствующий: Т.И. Парамонова

Судьи областного суда:     И.М. Фролова

Е.В. Сидоренкова

По всем вопросам связанные с решением суда можете обратиться

ФЗ-262